Юля. Все же рожают…

Как я писала в предыдущем своем отклике, у меня очень много знакомых, приятельниц, коллег, у которых уже есть дети. И когда у меня встал реально и закономерно вопрос о рождении ребенка, я поняла, что я абсолютно к этому не готова.
Нет, на уровне, как все, как мои мама, тёти, сёстры, коллеги, приятельницы, к такому рождению ребёнка я была готова уже давно. Не раз в рабочих беседах со Стасей я заявляла: «Ну все же рожают, что я хуже всех?» Но ведь в этом-то и суть. Я заявляюсь совсем на другой уровень, на осознанность. Все те, кого я знаю, кто рожал детей, делали это и продолжают делать в полной неосознанке. И вопрос о том, в каком состоянии они находились во время беременности, во время родов, после родов, раньше меня совсем не волновал.
После 5 лет работы со Стасей, наблюдений за Стасей во время её беременности и после родов и очень плотной почти двухмесячной работы касательно меня и привода мной сюда души, я, конечно, стала поглубже задумываться о сути родов, о сути привода души и помощи ей в том, чтобы окрепнуть на своём пути.
Однако, фразы типа «все же рожают» говорят о том, что база моя наигнелейшая, пропитанная совдепом и полным нежеланием вникать и осознавать. Говоря «что я хуже, чем все», получается, я хочу скинуть полностью ответственность с себя на близких людей, на врачей, медицину, государство. Ведь так поступает большинство. Никто из моих знакомых никогда не задавался вопросами души. Рожали, потому что время, рожали для клана, для удержания мужчины для того, чтобы в старости кто-то стакан воды подал, для того, чтобы напитаться «неземной любовью». В общем, сплошные жёсткие программы и ни капли осознанности и понимания.
Если рожать осознанно, то это совершенно другое. И на примере Стаси я впервые увидела и на своем уровне поняла, что это такое — осознанное материнство. Даже все клубы осознанного материнства — это в большей степени фишки, мода. Да, они могу дать что-то поглубже на уровне чем питаться и кормить, на уровне более продвинутой гимнастики, вопросов здоровья. Но состояние души, сознания, страхи, прикрытая всеприятием гниль, увы, всё это обходится, обтекается, замалчивается. Например, женщина, ходящая в такие клубы много лет, не в состоянии решить проблему отношений с дочкой, которую она не может просто обнять… Вот, что значит, как все. Как все обтекать, стекать, молчать, терпеть, таить, прятать, разносить себя изнутри и ребенка, весь мир, ненавидеть своего мужчину, но играть на публике любящую жену и маму.
Да, Вы можете сказать, что вот мы рожали и всё у нас в порядке… Когда-то я с пеной у рта доказывала, что у меня нет проблем и привязок к маме. Теперь я вижу всё совсем иначе. Многие женщины жёстко двигаются под кланом, кто-то под мужчиной, кто-то всеми правдами и неправдами под крышей государства, а кто-то просто отказывается от новорожденного.
Я к своим почти 40 годам поняла, что не хочу того, что происходило и до сих пор происходит с моей мамой, тётями и их детьми, приятельницами и коллегами. Идти по стопам мамы и клана — это жестко двигаться в их программе, результаты которой я на себе же испытываю и которые вовсе не приносят радости, а наоборот.
Не раз в моей жизни, когда вопрос подходил к рождению ребёнка, я думала, что не буду делать те ошибки, которые делала мама. Я думала, что у меня должно быть всё по-другому и, что я приложу максимум сил, чтобы не закручивать полную морока воронку в отношениях со своим ребёнком, не буду мучать его и врать ему, не буду срывать на нём злость и неудовлетворение, не буду относиться к нему, как к игрушке или приложению, не буду привязывать его к себе так, что потом не разрубить эти канаты.
Однако, на поверку вышло так, что все свои «не буду», я сама же превратила в свои «есть» и «буду». И всё то, что так в детстве я не приветствовала в маме, всё это есть во мне и колосится колосом со спорыньей.
На днях я слушала рассказ И. Бунина «Митина любовь» и, хотя, там совсем вскользь сказано про маму Мити, я подумала, что же это за мама, которая не чувствовала, не хотела видеть, что происходит с сыном? Которая вообще не смогла дать ему хоть какие-то ориентиры в жизни, показать, что жизнь не зацикливается на женщине, а точнее на своём хочу и только по-моему. Не объяснила, что такое ревность, нежелание делиться, что такое богоборчество и насколько это губительно для души. Она, наоборот, всему этому дала пышный цвет. И кому же, как не маме помочь решить вопрос с первой влюбленностью своего сына, а точнее с его одержимостью, показав ему для примера образ жизни тех же крестьян, расставив верные акценты, проведя с ним душевную беседу, сладив пространство. Несмотря на то, что действия происходили в дореволюционной России, уже тогда неосознанность и гниль цвели пышным цветом, прикрываемые манерами и образованностью. И мне намного попонятнее, как же так произошла революция, и Шариковы со Швондерами заполонили мир. Сами своими руками всё сделали и дали на это добро.
Мама Мити, как и все другие, в том числе и современные мамы находилась в полной неосознанке и безответственности. А вот люди из народа, крестьяне, видели, что происходит с барчуком. И староста сам начал помогать Мите, чтобы решить его болезненный вопрос.
Ещё тогда был народ душевнее, и ещё были отголоски того русского, светлого, наполненного божественным смыслом мировоззрения. Но увы, горделивое, пресыщенное, полное обид и морока барское воспитание одержало верх…
Мне видится, что многие из нас прекрасно помнят, как в детстве мы чутко воспринимали взрослых и их вранье, заявлялись, что не будем такими, как они. Но потом, как бы незаметно для самих себя, становимся их же подобием в ещё более жёстком варианте.
Я вижу, что все те проблемы, которые были у моей мамы, есть и у меня. И чтобы поле души заколосилось здоровым колосом, необходимо долго и упорно вычищать, выжигать гниль, провести кропотливую работу по мелиорации.
На днях я беседовала со своей давней приятельницей, которая 3 года назад родила, как и все. Я наблюдала за ней, за её ребенком, за её мужем и понимала, что всё под одну гребёнку и, что это полный беспросвет и шиздец: декретный, который прошёл в полной неудовлетворенности и состоянии «как всё задолбало». Муж, который стандартно после работы на диване перед телевизором. Ребёнок, которого забрали из садика, но он всё ещё полный энергии, желания познавать, творить, тщетно пытающийся расшевелить своих уже освиневших родителей, и уже обессилевший, планомерно превращающийся в их подобие. Никакой речи о поездках, путешествиях, занятиях с ребёнком, его образовании, наполнении его новыми образными рядами, ни слова ни то, что о своем, но даже о каком-либо продвижении ребёнка. Ненавистная работа после недавно закончившегося декретного и уже созревшее решение — родить второго ребёнка, чтобы не ходить на работу. Вот, один из многочисленных примеров, как рожают все.
И этот образ «как все» заполонил и мое сознание. Мы видим мамочек, гуляющих с колясками, изображения мамаш со своими разодетыми и разукрашенными словно куклы детьми в фейсбуке, слышим восторженные рассказы коллег, о том, как их дети развиваются и какие они забавные. Но всё это обёртки, пустые фантики. Никто не расскажет о своих проблемах и как муторно на душе, как накрывает от нереализованности, насколько видится пустым образ жизни после рождения ребёнка, когда программа выполнена, а жизненной цели совсем нет. За всем этим глянцем стоит полный воз катастрофических проблем, нерешенных вопросов, и очередная загубленная душа, которой хотя бы стоило не мешать стать на свой путь. Но это «хотя бы не мешать» — это уже совсем другое мировоззрение. И вроде как Митина мама ему вовсе и не мешала и не лезла в его дела. Но это именно тот самый фантик. Все гнилое, обмороченное, подрубающее крылья, направляющее в смерть, губящее душу вкладывается зачастую совсем незаметно, одним лишь взглядом или едва заметным жестом. Ну и, конечно, образ жизни родителей — это образчик для детей. Как не талдычь ребёнку «не воруй», но если сама мама втихую приписывает себе два лишних новогодних подарка, то ребёнок всё это считает без слов. И неудивительно, что потом он может стать вором.
И лишь только сильная душа сможет не вписаться во всю эту бабью болонь, личностные проблемы, войны полов. Но сколько таких сильных приходит сюда воплощаться?.. И, получается, что «все же рожают» именно для питания набирающей с наимощнейшей скоростью обороты машины Сансары, кующей с каждым разом всё более слабые души — «маленьких человечков большевистского переулка» или Шариковых. Получается, неосознанная мама, которая рожает, как и все – это тупое орудие, безвольный инструмент в руках определенных сил, а вовсе не та открывающаяся с лёгкостью дверца — створка, наполненная божественным светом, находящаяся в божественном потоке, воплощающем свой глубочайший светлый замысел, вовсе не та Матушка -Лебёдушка, помогающая душе окрепнуть на своём пути.