Юля про несопротивление тому, что говорит тот, у кого учишься.

В самом начале работы со Стасей у меня было очень много сопротивления тому, что говорила, учила, показывала, советовала сделать Стася. Видения тонкостей, взаимосвязей, последствий совсем не было, зато была своя укорененная система ценностей провинциальной паразитки и взращённая гордыня. Все это очень мешало тому, чтобы начать видеть поглубже, видеть свои ошибки, видеть на более глубоком уровне то, что показывает Стася и какие последствия будут, если я сделаю в очередной раз по-своему или же я начну делать так, как учит и советует тот, к кому я пришла учиться, решать свои проблемы, учиться видеть поглубже и меняться. Например, когда мне нужно было менять паспорт, несмотря на явно-заявленную цель поменять паспорт, на самом деле я хотела пробыть в Белоруссии около двух недель, чтобы пообщаться с родственниками. Хотя паспорт можно было сделать за два, максимум три дня. И Стася мне показала, что я еду в Белоруссию не с целью поменять паспорт, что это прикрытие, а с целью укрепить свою наезженную колею, эту болотно-клановую, мещанскую, периферийную систему ценностей, чтобы сцепиться с мамой и ещё больше укрепить эмоциональные спайки с ней и непереваривание друг друга, чтобы гнать на родственников и накрываться от того, что мне нужно посещать их, делая вид, что мне они все очень важны. Что я вынуждена находиться в Белоруссии, как хорошая девочка, которой родственники не разрешают заниматься своими делами, а требуют, чтобы я физически находилась в Белоруссии, таким образом создав видимость, что я при них, что я при клане, что у нас семья и все чинно и благородно. А по сути в Белоруссии мне делать нечего, как лишь только сидеть у телевизора, либо ездить по гостям, объедаться и опять сидеть за столом перед тем же телевизором. А ведь я заявилась на другой образ жизни, у меня появилось много дел, планов, возможностей побыть с ребятами и поплотнее поработать со своими проблемами, совместно попроживать со Стасей и поучиться у нее решению, казалось бы, простейших бытовых вопросов, которые в состоянии морока видятся непреодолимыми препятствиями. Я, конечно, на тот момент, очень многого не видела. И у меня было жесткое сопротивление, проявленное в страхе, в мазании по стенкам и непонимании, как же сказать своим родственникам, что я еду в Белоруссию только на 3 дня, как начать менять свой образ жизни и не быть хорошей, маленькой девочкой, привязанной к клану, а становиться взрослой женщиной, принимающей самостоятельные решения и строящей свой образ жизни. И я помню, когда ехала в поезде, я все время гоняла, как же уличить удобный момент, как же сказать маме и родственникам, что я приехала только на три дня. Они же обидятся. Они же меня не простят, им будет больно… И очень много сил было потрачено вот на такое сопротивление, на страх, на размазывание по стенкам, на продолжение быть трусливой девчонкой, которая по факту сама зарабатывает себе на жизнь и живет в другой стране, но в сознании полностью зависима от того, что скажут родственники, которые по факту даже не принимают участия в моей жизни, а лишь изредка проявляются в виде «Как дела? Жива, здорова? Ну и ладно». В день, когда я приехала в Белоруссию, мама мне уже сразу устроила «тёплый» прием. И я увидела, что Стася мне все верно показывает, что пробудь я в Беларуси две недели, я бы накрывалась все эти дни, больше упрочивала в себе ненависть к своему клану, накрывалась бы от упущенных возможностей, от того, что можно жить по-другому, в разуме, в активности, в радости и душевности, от того, что по факту родственникам выгодно, чтобы я жила точно также как они и не двигалась, не менялась. И таким образом, только лишь ткнувшись носом, я осознала важность решения уехать сразу после получения паспорта. Причём, на удивление, родственники достаточно ровно приняли это решение. И не было такого, что я себе понакручивала в сознании. И по сути, в связи с тем, что я не заставляла себя быть при них, не перетерпливала, приехала по факту сделать паспорт, сделала визиты вежливости, всех посетила в эти три дня, то и отношения с ними не были так изгажены, как если бы я, сидя в Белоруссии, гоняла бы, какие все обмороченные, тяжелые, ограниченные.

Да, сопротивление у меня длилось достаточно длительный период, и мне нужно было пройти ряд ситуаций, которые бы доказывали мне верность и разумность видения Стаси и того, чему она учит, а также убедиться на своих результатах. Также мне нужно было самой увидеть, как то, что я продолжаю решать вопросы через отсебятину, ведёт к пагубным результатам и что, по сути, это вовсе не решение вопроса. Но когда показывает Стася, и я делаю так, как она говорит, то всегда удивительные результаты. И мои накрутки в сознании, что после такого письма, беседы, действия меня либо пошлют, либо не будут разговаривать, либо покрутят у виска, на самом деле полная хрень и мусор, и по факту, люди, после того, когда я четко все сделала, как показала Стася, поворачиваются совсем другой стороной, они наоборот проникаются, откликаются или ставятся на место, взбадриваются, начинают слышать, относится с уважением или прекращают гнать и выкручивать свое. Например, после всех взбадривающих писем моему бывшему директору, он ни разу не послал меня, хотя мне виделось, что после такого-то письма он меня вообще уволит. А наоборот наши отношения углублялись, он стал что-то менять, давать мне возможности решать вопросы, исходя из моего видения. По совету Стаси я привозила ему с каждой поездки подарки, хотя у меня было сопротивление, и я думала, что эти подарки ему как мертвому припарка. Я не видела, что пусть он даже выбросит эти подарки в мусор, я делаю этот подарок для того, чтобы не жадничать, чтобы оказать знак внимания, значимости, чтобы выстроить пространство так, где я наполняю наши отношения. Сопротивления шло и на то, чтобы дарить подарки бухгалтеру, который мне нон-стоп ставил палки в колеса, а уж тем более пойти с ним и искренне пообщаться, проговорив ему то, что я вижу, что происходит, как он нивелирует мои инициативу, как ему не принять то, что мне столько в жизни надо, а ему совсем ничего не интересно и в тягость.

Но через пробивку, показывания, объяснения, показывания Стаси на собственном примере, я шла, проходя сопротивление, которое я уже научалась видеть все четче и могла уже отделить от себя, и делала, и результаты были на лицо. Результаты кардинально противоположные тому, в чём я жила на тот момент. Моё пространство жизни стало выстраиваться совсем по-другому, а жизнь стала намного насыщеннее. Таким образом, с каждым разом, когда мне Стася говорила сделать что-то, либо показывала, что мне необходимо поработать со своим состоянием, признать свою ошибку я с каждым разом всё меньше и меньше сопротивлялась и с большей лёгкостью делала, принимала, не тупила, вникала, открывалась и результаты были очень быстрыми и радующими.

Например, конец апреля 2016 года. Мы в Англии, на южном побережье вблизи Истборна. Это был Святозар–День. Мы собирались завтракать. Солнышко грело, водичка была такая ровная, ласкающая, крики чаек в прозрачном воздухе. И Стасечка говорит, пойдем окунемся. У меня сразу сопротивление: «Какое купаться??? Ведь не лето же!!! Я заболею. Вода холодная. Тут люди ходят, как я голая буду тут разгуливать? Потом полотенца нет, как же я мокрая?!! Жесть». Стася видит это сопротивление и говорит просто и ровно: «Мне тебя попробивать?» Я ей отвечаю: «Нет, я пойду.» И я прихожу в состояние приятия, все гоны в мусор. Сколько можно быть трусливой сидящей в теплой, гниющей норке трясущейся истеричкой. Ведь я же заявлялась на то, что хочу быть в ладу с природой. А как вопрос встает – сразу в кусты. И я пошла в воду. И как замечательно и символично это было. Смывание груза обид, ненависти, тяжести в светлый праздник, когда через соприкосновение с водной стихией, ощущаешь себя в едином потоке Светоносной Риты, соприкасаешься с божественным таинством и магией. Выйдя из воды, я ощутила, как тепло разливается по всему моему телу, как я взбодрилась, появилась легкость. И никто на нас не смотрел. И даже намека на заболевание не было.

И теперь я вижу, чем легче, искреннее ты принимаешь то, чему тебя учит, выбранный тобой учитель, поводырь, наставник, психолог тем быстрее ты научаешься, тем понятнее тебе становится, что с тобой происходит, тем больше образов ты в себя пускаешь и напитываешься ими, тем слаженнее становится жизнь и высвобождается больше времени на другие важные дела, путешествия, творчество.

Однако, корни сопротивления сидят во мне ещё плотно. Да, уровень сопротивления намного стал меньше, потому что в общем я вижу результаты, и очень радуюсь этим результатам. Если я раньше не знала, о чем пообщаться с коллегами, то теперь у меня есть столько всего, что я могу рассказать и чем могу поделиться. Например, тем, как я сопровождала по Голландии своих клиентов из Дубаи, рассказать про свои планы на лето и сколько у меня уже запланировано путешествий. И отношения с коллегами становятся намного ближе, насыщеннее, не говоря уже про отношения с начальником, соседями, родственниками, клиентами и партнёрами по бизнесу.

Возвращаясь к корням сопротивления, недавно была ситуация, когда мне Стася показала необходимость ввести в курс дела моего директора, по поводу ситуации с моим клиентом и то, что я зеркалю его для того, чтобы поставить его на место и хоть чуть-чуть привести в себя.

При чем очень важно было дать образ директору, что клиенту до этого момента на протяжении нескольких месяцев было написано очень много писем, очень больших развёрнутых писем с цифрами, фактами, подробностями. Но клиент продолжал гнуть свое и задерживать платежи, хоть на один день, но задерживал, чтобы сделать по-своему.

И Стася мне чётко проговорила написать директору, что этих писем было очень много и, если он хочет, то я могу их ему прислать, но, чтобы он имел ввиду, что письма эти очень большие. Таким образом, необходимо было дать чёткий образ директору, что это не какая-то моя приехать, что я вдруг ни с того, ни с сего белены объелась и начинаю проявлять таким образом власть над клиентом козля его и задерживая отгрузку товара. Суть в том, что это обучение и становление на место клиента, учитывая сколько было вообще проделано, сколько было ему дадено с моей стороны и насколько этот клиент всё это нивелирует.

Однако, корни сопротивления дали о себе знать, и я тихонько съехала с этого. Я, как хорошая девочка, написала письмо директору. Так как я уже понимаю важность того, чтобы держать его в курсе такого рода ситуаций и вообще, чтобы он видел объемы моей работы и как я решаю вопросы. Но образ про тот объем писем и вложений в клиента я ему не дала.

Казалось бы, ничего в этом страшного нет. Подумаешь! Это вообще такая мелочь. Но из таких мелочей и складывается наша жизнь. Это мелочь как тоненький кончик иголочки, а ведь потом за кончиком иголочки идёт более широкий хвостик иголочки, а за хвостиком идёт ниточка, а за ней уже ткется ткань и таким образом, такой вот маленький нюансик, как кончик иголочки плетет, свивает, вышивает рисунок в огромном полотне нашей жизни. И получается, не прописывая директору четкий образ своих вложений, я двигаюсь в направлении того, чтобы вернуться в то болото, в котором я была раньше, и сделать отношения с директором такими, которые у меня были с моим предыдущим директором – короче изгадить и нивелировать проделанную в течение почти двух лет работу. То есть вернуться на круги своя. И в общем такой поступок с моей стороны — это почти что незаметный звоночек о том, что все корни тяги к прошлому образу жизни во мне есть. И если не отслеживать вот такие маленькие детальки, то незаметно начинаешь ткать совсем другое полотно, вышивать совсем другой рисунок — рисунок болотного образа жизни.

Поэтому очень важно слышать все, что говорит тот, кто обучает, тот, кто ведёт, поскольку мы со своим замутненным сознанием, замороченной душой не видим реального образа и не видим последствий такого вот малюсенького нюансика. Понятно, что важно быть осознанным в каждом шаге и понимать, и видеть, и осознавать. Но учитывая наш уровень, нам без ведущего, по-моему, совсем никак и нам необходимо, чтобы нас вели и отслеживали. Ведь каждый не просто так выбирает того, кто его будет вести и сопровождать. Значит он, ведущий, этот участок пути уже прошёл и знает, как его проходить другим, а нюансы учитывает при проводе. И чем меньше мы сопротивляемся, тем легче нам ткать полотно своей жизни, рисуя красочный рисунок душевной мечты, жизни в движении, разворачивающейся в сторону атьмы.

P.S. Очень Вам всем советую посмотреть фильм «Умница Вилли Хантинг».