«Со мной ничего не случится…»

Этот образ, эта мысль, как я вижу, вложена в сознание очень многим. Также она настолько укоренена, что когда что-то случается, например, в отношении здоровья, очень жёстко отрицается.
В отношении меня… Я всегда была уверена, с одной стороны, что я не буду болеть чем-то серьёзным, что со мной всё будет более или менее нормально. В тоже время у меня присутствовал необъяснимый «животный» страх заболеть раком или другими неизлечимыми заболеваниями. Будучи психологом, мне стоило обратить внимание на это противоречие, однако, я вообще не углублялась в эту проблему.
Далее… я с раннего детства болела насморком, серьёзно так, с гайморитами, антибиотиками и пр. С каждым годом насморки всё более осложнялись. Дело закончилось, когда мне было 23 года, больницами и операцией. Это тоже не поколебало мою уверенность в моём крепком здоровье.
Ещё в 23 года я попала в больницу с экстренной операцией, ситуация могла закончиться смертельным исходом. Я также внутренне осталась уверенна, что со мной ничего не произойдёт. Хотя страхи болезней начали меня одолевать сильнее и чаще, я сходила с ума от паники.
В 22 года у меня обнаружили проблему по гинекологии, из которой я раздула слона, обошла кучу врачей, поставив на голову всех. Я паниковала, но была уверена в моей неуязвимости.
В 27 лет у меня начались проблемы с кишечником, с месячными, очень испортилась кожа на лице, сильные отёки, вес пошёл в рост. В пору кричать караул. Я была озадачена лишь внешним видом, но не причинами происходящего. Я не считала происходящее со мной серьёзной проблемой, я относилось к нему поверхностно, загонялась, но не углублялась. Я продолжала быть уверенной, что со мной ничего не случится…
Это абсурд и жесть. На уровне слов я понимала, что со мной происходит жесть, я боялась того, что будет дальше, я гнала на свой организм, но вглубь это не проходило…А я ведь в работе, я заявляюсь на осознавание, это неприемлемо. Анастасия нон-стоп работала со мной на тему того, что мой железобетон колоссален, она пробивала и пробивала его. Этот железобетон — моя колоссальная проблема, которая разрослась до колоссальных размеров. И только благодаря работе с Анастасией я сохраняю частички человечности…
Конечно, не могу не упомянуть в этой связи мою знакомую. У неё был рак. Она скорее всего уже ушла. О своей предрасположенности к нему она знала. Более того она была осведомлена, что у неё есть новообразования, которые могут привести к раку. Ей сообщили, что их рекомендуют удалить. Она этого не сделала, и, насколько я знаю, ничего не делала, чтобы не допустить развитие болезни. Она вернулась в работу к Анастасии, когда у неё была 4-я стадия рака. Даже тогда она не принимала того, что у неё рак, рак в последней стадии. Она не хотела делать то, что ей рекомендовали, советовали, не стала бросать курить. Пройти лечение её заставили. Она не верила в то, что с ней происходит. Уровень потребления у неё шкалил, уровни гордыни и непримиримости тоже…
Она ушла в обиде…на мир, что не принял её такой бездеятельной, гребущей всё под себя, на тело и организм, что они заболели, на окружающих близких, что не позволяли ей гнить дальше…Она вряд ли что-либо осознала, иначе бы она бы проявилась по-другому.

Также я обращаю внимание на то, сколько превентивных мер необходимо делать, чтобы сохранить здоровье. Но это делать лень, не хочется вкладывать деньги, ведь гордыня шепчет: «С тобой ничего не случится»…

Читайте также...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *