Юля про отход от клана. Чем он чреват, когда живешь жизнью клана всю жизнь.

Несмотря на то, что я уже почти 12 лет живу заграницей, куда я уехала самостоятельно, без помощи родственников, без помощи клана и где у меня не было никаких других родственников, никто из родственников меня не сопровождал, когда я уезжала, никто и потом, когда я уже переехала, не изъявил желания приехать меня там навестить, помочь с обустройством, пусть даже не финансово, а например, помочь сделать ремонт в квартире. Так вот несмотря на все это, я продолжала жить клановым образом жизни и была на него завязана по полной и на все уровнях. Каждый звонок кого-то из родственников, а их вопросы зачастую были очень язвительными и колкими, например, когда же свадьба, зарегистрировали ли мы отношения с моим мужчиной, а много ли денег он мне дает, и почему я не могу себе позволить приезжать к ним, когда захочется — все эти вопросы вводили меня в тупняк, я обижалась, накрывалась, но слова не могла сказать. Я не то, что поставить на место не могла, я не могла задать даже встречный вопрос, а что эти самые родственники сделали, например, чтобы та же свадьба состоялась и готовы ли они в нее вложиться? Не говоря вообще про то, какое гнилое мировоззрение сочилось из всех этих вопросов и подколок. Тогда я жестко была вписана в это мировоззрение и другого образа жизни даже себе не представляла.
Каждый звонок родственникам для меня становился неприятным, я переживала по поводу того, что они подумают, что скажут, что скажет мама, что скажет папа на то или иное событие в моей жизни. Но будучи клановой хорошей девочкой, не звонить я им и не общаться с ними я не могла.
И даже живя самостоятельно, самостоятельно решая свои и финансовые вопросы, и бытовые, и социальные, я не связывала то, что по сути я взрослая женщина, и бояться того, что скажут родственники, мягко сказать, неразумно. Я оставалась той маленькой девочкой Юлей, для которой родственники — это даже не непоколебимые авторитеты, а чуть ли не боги, а я никто и звать меня никак. Таким образом я нивелировала все свои собственные навыки, свой собственный опыт, образование, то, что я смогла решить вопрос с работой за границей, получить свое жилье, а большинство из моих родственников не могли не то, что работу поменять, но даже съездить к своим родственникам в соседний город в гости, я не говорю уже про то, чтобы самостоятельно выехать заграницу. Но зато в том, чтобы вещать, как надо жить они считали себя экспертами, а я, получается, их в этом сама поощряла.
Работая со Стасей, конечно, все эти темы поднимались и поднимаются, и работа касательно отношений с родственниками, с кланом является одним из основных направлений. Однако, поскольку я живу достаточно далеко от родственников и редко езжу к ним, а также кое-кто из моих родственников за 12 лет бывал в общей сложности у меня только 3 раза, то в основном все общение идет по скайпу. И в связи с тем, что нет такого частого и плотного общения и взаимодействия, получается, что всякого рода ситуации, которые бы проявили по полной и гниль и проблематику такого рода отношений обтекались.
Однако, в этом году я решила навестить свой клан: семью папы, маму, теть и дядь. Поскольку я часто бываю в России, я строила более плотные отношения с тетей, живущей в том городе, где я часто бываю.. И эта тетя была поставлена в известность одной из самых первых о моем решении поехать на родину и познакомить моих самых близких приятелей – мой круг общения и моего мужчину с моими родственниками.
Я прекрасно видела и понимала, что у моих родственников множество вопросов по поводу моих изменений, причем кардинальных изменений, связанных в первую очередь с работой со Стасей, изменением моего образа жизни и мировоззрения. Они, конечно, все это видели, как говорится, все читалось из воздуха. За последние 3-4 года, даже изредка общаясь по скайпу, все они знали, что я сама зарабатываю, постоянно повышаю свой заработок, что у меня прекрасные отношения с директором и его женой, и что директор дает мне карт-бланш на развитие и расширение моего бизнеса в рамках его фирмы, что я несколько раз в год езжу в командировки в другие страны, что многие клиенты сами приезжают в страну, где я живу. Помимо командировок очень много путешествую с приятелями, что я поменяла работу, что у меня новая машина, что у меня расширился круг общения. Все это они секли, и то как у меня стало ярко, обжито и уютно дома, и как я сама выгляжу, как я бодра и замотивирована, какие у меня возможности, как я шуршу и решаю вопросы, как я постоянно бываю на встречах с клиентами, на выставках. Не нужно быть прозорливым, чтобы понять, что я выхожу на другой уровень и что у меня все очень успешно.
Казалось бы, родственники должны только радоваться, что у меня так все успешно, учитывая все их декларации о любви, заботе, слезные сцены мамы, убеждающей в том, что я для нее самый дорогой человек, заявления тети, декларирующей заботу обо мне и проявляющей интерес к моей полной яркими событиями жизни. Однако, декларации на то и декларации, чтобы только сотрясать воздух.
И, действительно, моих родственников во всех этих изменения многое устраивало. Их очень устраивало то, что я стала общительный, я стала более откликающейся, проявляющей инициативу, более организованной. Их устраивали мои подарки, посылочки, постоянные рассказы про путешествия, рассказы про мое творчество, про новые встречи. Их устраивало то, что я прихожу к ним в гости и без всяких опозданий, неясностей касательно времени прихода. Их устраивало, и они были очень рады, что я беру все их закатки и заготовки, которые стоят на антресолях по нескольку лет, как ненужный хлам, а обратно привожу пустые банки. Что для той Юли просто было немыслимо — ни то, что взять закатки, так еще и вернуть банки, везя их через весь город в метро. Их устраивало, что я общаюсь с ними и на более глубокие жизненные темы. И очень их устраивало, что я начала ставить на место неугодных им людей и рассказывала, как я решаю вопрос с тем или иным человеком, который неприятен моим родственникам, и у них на него уже давно зуб.
Но, большое НО — мои изменения устраивают мой клан только выборочно. Все мы видим соринки в глазах других, в своих же глазах не хотим видеть бревен. И отсюда такая выборочность. И моих родственников устраивает только то, когда я ничего не вижу по поводу них самих. Даже если и вижу, то должна молчать, как рыба об лед.
А тут, понимаешь ли, они перестают быть для меня теми авторитетами, которыми были раньше. У меня появился свой круг общения, и я становилось все более независимой от них. Я чаще отвечаю на их подколки, не схлопываясь и не затыкаясь, как раньше я делала, а я отвечаю, ставя на место, говоря, что как та же тетя может мне помочь в решении моих проблем, если она свою простейшую проблему на работе с коллегами разрешить не может? А для меня это вопрос 5 минут. И я прикладываю силы не вписываться в их манипуляции, как я это делала раньше с пол-оборота и с чувством вины ехала на встречу с ними, когда это удобно только им, боясь сказать, что у меня вообще-то свои дела, свои планы. Хотя тогда, какие у меня были дела? Чипсы и диван… А теперь я заранее, за несколько месяцев, договариваюсь о встречах, так как образ жизни кардинально поменялся и диваны с чипсами уже давно вышли из него. Я уже не останавливаюсь у тети, когда приезжаю туда, где она живёт, и не имею цели нахаляву пожить и попитаться у нее, или не обращаюсь к ней за советом, так как мне ясно, как дважды два, что моя тетя, как и моя мама меня, не могут ничему толковому научить. Ведь за столько лет не научили и все их советы приводили меня еще к большим проблемам и разносному состоянию. Так как все их советы исходят из жестких шаблонов и постулатов паразитов.
И неудивительно, что большую часть моих родственников такого рода изменения совсем не устраивают. И что любопытно, не устраивает именно тех, кто пропагандирует и кто сам живет паразитическим образом жизни. После поездки на родину, я очень четко увидела и поняла, что делала для меня тетя, которую я раньше считала самой злобной и противной. А именно эта тетя помогала мне в моем продвижении по жизни, искала мне репетиторов, сама занималась со мной репетиторством, помогла с поступлениями в лицей и институт, учила трудиться, учила общаться, делиться, вкладываться. Но все это раньше я воспринимала как нелюбовь и жестокость. А паразитическую заботу другой тети и мамы в виде позволения спать до обеда, а то и до вечера, поощрение в курении, алкоголе, лени, королевистости я воспринимала, как великую любовь.
И, получается, что тех, кто так рьяно меня «любил» и «заботился» на самом деле не устраивают мои успехи, изменения, а самое главное, их не устраивает, что я выхожу из-под их власти.
А много ли таких кланов, где кого-то из родственников вообще интересует душевная мечта близкого, жизнь своим образом жизни? И где реально, недекларативно заботятся, помогают двигаться, развиваться, я уже не говорю про просто помощь, а хотя бы не мешать решать душевный вопрос? Все делается наоборот, чтобы увести от мечты и навязать свой ценностный ряд, и в случае с моим кланом – это замужество и дети. Только так и никак по-другому. Клан зажимает в сэндвич со всех сторон и не дает свободно вздохнуть, окутывая своей лживой опекой, а на самом деле боится потерять власть над своим адептом, как в сектах. Чтобы, не дай бог, их «любимые» чада стали видеть вещи, такими, какие они на самом деле есть и называть все своими именами, и не вписываться в их манипуляции. А если кто-то и делает шаги, чтобы выйти из клановых сетей, жить своим образом жизни, то тут же мамы, тети, дяди бомбят его прошлыми ошибками, обвиняют в нелюбви и отдалении, пугают, что, мол, у него/нее проблемы с психикой или привязывают на деньги, мол, не получите наследство, шантажируют своими болезнями и смертельными обидами.
И очень немаловажный момент, что мой образ жизни, моя активность, мои успехи постоянно напоминают моим родственникам о предательстве самих себя. Они завидуют моим изменениям, завидуют и успехам, и моему движению, так как все это показывает на их несостоятельность. А меняться и двигаться параллельно со мной они категорически не хотят.
В моем клане всегда царило мировоззрение, что женщина без мужика не способна ни на что. Она не способна зарабатывать, не способна даже как-то существовать, в общем без мужика жизни нет. А тут я просто категорически не живу по их образчикам, я не замужем, а в отношениях с мужчиной на равных, без паразитических целей, я, которая сама и зарабатывает, и путешествует, и решает многие вопросы. Это их очень задевает и им нужно кровь из носа, чтобы все вернулось на круги своя. Чтобы была та Юля, которая смотрит в рот и мечтает быть похожей на свою тётю, которая когда-то смогла уехать из провинциального кланового болота и «замечательно» устроиться за счет своего мужа и его семьи.
Возвращаясь к моей поездке на родину, а также всем ситуациям до и после нее, которые эта поездка всколыхнула, исходя из всего вышесказанного, а также учитывая все нюансы, эта поездка вскрыла многие гнойники в моих отношениях с кланом, выяснились очень многие нюансы. До поездки, мне устраивались манипулятивные заходы, чтобы свернуть меня и моих приятелей с нашего плана поездки и чтобы я хоть что-то сделала по-ихнему. На подарок, который я планирую подарить в следующую встречу и о котором я заранее сообщаю, мне демонстративно был сделан отказ, так как в обрядовых русских народных куклах они видят вуду. Во время же поездки мне и моим приятелям устроился концерт с заламыванием рук и битьем себя в грудь о неземной любви ко мне, заботе и боязни за меня, летели фразы, которые уже было не сдержать и обвинения в сектантстве, в моей психической болезни, в том, что я марионетка. Хотя, совсем недавно эти же родственники восхваляли меня, какая я стала решительная и молодец, что закрываю рот тем, кто оборзел и границ не видит. После поездки некоторые мои родственники не поздравили меня с днем рождения и 2 месяца не выходили вообще на связь, таким образом пытаясь вписать меня в страх за их состояние, здоровье, чтобы я, испугавшись потерять отношения с ними, стала прежней и не жила своей жизнью, а занималась спасением их. Другие писали полные яда пожелания, делая полный перенос своих обид, ненависти, неудовлетворенности и того, что их внешний вид не излучает счастья на меня. Кое-кто позвонил только на следующий день после дня рождения, причем сразу после поздравлений меня попытался вогнать в чувство вины и начал сливать говно на моего мужчину, чтобы я испугалась, что же они подумают обо мне и моем выборе, чтобы я стала управляемой. Те, кто кричал, что очень хочет встреч со мной просто меня козлили и сообщали в последний момент, что не могут встретиться в заранее оговоренные даты, так как ведь дача. Те, кто кричал, что боится меня потерять, сам не проявляется уже который месяц, ставя вопрос ребром, мол, кто кого?
Замечу, что до моей работы со Стасей и моих изменений, никто из моих родственников не изъявлял желания приехать и хотя бы посмотреть, как я живу в другой стране, я не говорю уже про помощь. Некоторых просто приходилось упрашивать приехать ко мне и организовывать всю поездку за них, включая и оплату билетов, и прочего. Всем было очень удобно, когда я сама приезжаю к ним за свой счёт. Конечно, ведь это же я должна делать все эти шаги. Вектор должен исходить от меня. Этой манипуляции мои родственники мастерски владеют. А я тупо верила в то, что общение, отношения со мной им нужны и что они действительно желают мне успеха. А когда я расставалась со своим гражданским мужем, никто не знал, в какой квартире я живу, как я устроилась, с кем у меня новые отношения. Их это не волновало, им достаточно было услышать от меня, что все в порядке и это их полностью устраивало. А может быть, я была в отношениях с наркоманом, и сама пристрастилась к этому? А может я тут проституцией занимаюсь? Все это они не допускали. Вернулась ли я с командировки в целости и сохранности? Да они даже не помнили, что я должна была куда-то поехать. Самое главное, что я изредка на связи, у меня все без изменений, все то же болото, все то же недовольство жизнью, никакого движения и главное иногда подкидывать понты, чтобы было, что рассказать знакомым. Вот что нужно было моим родственникам.
Но когда все в моей жизни стало меняться и налаживаться не на словах, а на деле, когда я стала полноценно жить, вот тут они забили тревогу. И на данный момент я четко вижу со стороны клана жесткое неприятие моих изменений, неприятие моего круга общения, неприятие моей точки зрения, неприятие моего выбора, получается и жесткое неприятие меня. И ни о какой любви, заботе, желании успеха и речи даже не идет.
Я вижу, что все, что происходит сейчас в моих отношения с кланом – это закономерность. Неудивительно, что после стольких лет мазания по стенкам, боязни сказать слово, жизни по постулатам и образчикам родственников, вписывания во все их манипуляции, проявления истеричности при малейшей сложности, что является вообще-то нормой в нашем клане, после стольких лет поддержания некоторых из моих родственников на пьедестале, поддержания их авторитета, тотального невидения их проблем и нивелирования своего опыта, навыков, глушения своей совести и желания жить паразитическим образом жизни, после стольких лет соглашения жить их образом жизни и почитать этот образ жизни, поощрять своих родственников в их же гнили, чтобы и свою не убирать, то по-другому и быть не может. Так как то, что так неистово и фанатично потреблялось, поддерживалось и лелеялось мною самой же более 30 лет – все это стало просто непробиваемым железобетоном. И для того, чтобы маленькое семечко дало ход и маленький росток пробился сквозь весь это железобетон, нужно очень много сил и огромное желание продолжать движение и изменение себя. Как говорится, вода камень точит, и я смогу хоть что-то избыть из тех жестких, душегубительных целей, которые я укрепляла, живя не своей жизнью и не имея своего стержня. Самое важное – это быть собой и жить своим образом жизни.
Учитывая то, как все мы жестко заточены под клановые и семейные программы, сколько в наших сознаниях перевертышей и то, как очень часто наши родственники притягивают уважение к старшим, прикрывая этим уважением жесткий запрет на открытие рта и высказывание своей точки зрения, замечу, что теперешние семьи ничего общего не имеют с теми изначальными, исконными семьями, которые когда задумывались Творцом. Я думаю, что по первичному образу Творца, образ семьи задумывался совсем по-другому. Когда-то, действительно, старшие обучали младших, родители обучали детей. Были поконы, а не за-коны, и младшие не открывали рта, потому что было уважение. Но и старшие были совсем другого уровня и жили тогда по образу и подобию Творца. Когда-то это еще было на Руси и в других славянских странах. Но то, что сейчас собой представляет семья, учиться у родителей, которые просто детей отравляют — это, получается, уничтожать себя вместе с ними же. И если идет требование с тех первичных времен слушать и почитать родителей, то тогда и родителям нужно соответствовать замыслу Творца. Иначе, получается, что требование о почитании родителей мы оставляем, но при этом родители могут быть наркоманами, манипуляторами, алкоголиками, врунами, ворами, убийцами… Да, значимость родителей нужно понимать, если их души пришли на эту землю, — значит это важно. Но слушать их и идти по их стопам — это, мягко сказать, неразумный выбор.
Если кто-то решит перевернуть, а переворачивать мы все мастера, и скажет, что, мол, я плачу за отход от клана тем, что теряю отношения со своими родственниками, то есть один четко ставящий на место нюанс – это они не хотят общаться, рвут отношения, не выходят на связь, прячут головы в песок. Я же не отрицаю их выбор жить тем образом жизни, каким они живут. Я не навязываю им своего видения. Я не манипулирую и не хватаюсь за сердце или не ссылаюсь на высокое давление, чтобы привлечь внимание. Я предлагаю им общаться на равных, а не на тех условиях, которые устраивают только их.
Все те большущие письма, которые написаны мною при скрупулёзной и вникающей в каждую деталь помощи Стаси за последние 3 месяца моим родственникам, где все названо своими именами, показаны нюансы и очевидности, по поводу того, что происходит в наших отношениях, что происходит в образе жизни моих родственников, все это мощнейшая работа по выправлению моей души и наработке моего стержня, и именно это и дает пробивную силу тому маленькому семечку, росток из которого пробивает и асфальт, и железобетон.
Возможно, что даже кто-то из моих родственников, через долгое время только после доведения себя до жесткой ситуации, увидит и осознает, как я в свое время увидела и осознала всю лживость деклараций о любви, заботе и искренности тех, кто не декларировал и не гладил по головке, а реально делал. Увидят и поймут, что такое реальная грязь, а что такое фантастическая.