Юля про инициативу.

Это было давным-давно, когда я сама хоть как-то проявляла инициативу. В далёком детстве, когда мне ещё что-то хотелось, когда я видела волшебство, могла летать, когда не было накоплено столько обид, не было тяжести ощущения стокилограммовых гирь, когда мне был любопытен мир и все его проявления, когда мне всё хотелось исследовать, когда мне хотелось иметь очень много приятелей, когда я радовалась приезду многочисленных родственников, будь то свадьба или похороны, но мне было радостно от того, что вокруг много людей, со всеми можно побеседовать, общие чаепития, общие столы, общение прогулки и много, много общения. Я припоминаю, что в детстве я хотела что-то приготовить папе, когда мы отдыхали с ним на туристической базе, я предлагала совместные поездки в лес или вообще на природу, когда я предлагала свою помощь бабушке и скручивала нитки в клубки, когда объясняла дедушке важность похода в лес за елкой к Новолетью, когда мне еще самой хотелось придумывать и мастерить подарки своими руками.

Но уже тогда были проблемы с инициативой. Я не предлагала помощь в том, что мне не хотелось делать, что мне было не любопытно, если мои родители ссорились между собой, то я не помогала им решить вопрос, а устранялась, если в школе я видела, что нужно проявить инициативу и отблагодарить учительницу за ее вложения, то я ничего не предлагала сама, оправдываясь, что мол меня скорее всего пошлют.

И со временем, чем больше я накапливала обид и ненависти, скидывала ответственность за свою жизнь, тем дальше инициатива уходила от меня. Я уже дошла до такого состояния, когда мне влом было предложить своим приятелям вместе куда-то поехать и организовать совместное мероприятие, либо организовать у себя дома рождественский ужин, мне было впадлу прийти и познакомиться со своими соседями, мол пусть они приходят, а я ведь неместная, типа не знаю местных укладов. Потом доходило до того, что мне уже было сложно пригласить свою приятельницу просто в кафе, или позвонить ей и узнать, как у нее дела. Хотя я прекрасно знала, что у нее сложный период в жизни. Я знала, что у другой сложность в финансовом вопросе, но я даже не додумывалась о том, чтобы приехать к ней с хлебом и молоком. Мне не хотелось делать лишнего движения по отношению к тем, с кем мне было полегче общаться, не говоря о тех, с кем я не хотела общения. Я игнорировала происходящее вокруг меня, не видела людей, приятелей, не слышала их. Поздравить своего мужчину с днём рождения и устроить ему праздник, подарок, который ему действительно интересен, совместную поездку, времяпровождение — это все не про меня. Я могла лишь только откликаться. Если меня приглашали, то да. Однако, зачастую уже и откликаться было в напряг. Например, моя клиентка по работе приезжала из России в Голландию, позвонила мне и предложила встретиться в Амстердаме, чтобы вместе погулять. Вместо того, чтобы мне самой предложить ей встречу, это вообще был нонсенс для той меня, то я настолько оборзела, настолько мне стал ненавистен мир, что я даже не откликнулась на её приглашение встретиться и слилась. И, конечно же, мир постоянно показывал мне же мою борзость, безынициативность, обмороченность, например, посредством такого же круга. Раз я такая безынициативная, то получи и такое окружение — я выбирала мужчин без инициативы, моя мама всю мою инициативу рубила на корню, например, отказываясь от совместной поездки куда-нибудь по Европе, где я бы все сама организовала и оплатила, не говоря о том, чтобы просто приехать ко мне в гости. Мой директор, которого я выбрала, абсолютно не принимал инициативу и считал это чем-то ненормальным. Любое новое предложение воспринималось в штыки. У меня сложилось такое мировоззрение, что в общем нужно минимально проявляться в мире, не высовывать нос, сидеть дома, сидеть на диване утекая либо в игры, либо в неосознанный просмотр фильмов и лишь иногда позволять себе как-то откликаться, чтобы совсем окончательно не сгнить, например, на приглашение моего мужчины поехать вместе в путешествие.

Когда я начала работу со Стасей, я не видела сразу насколько Стася инициативна. И я не осознавала, что по сути мои проблемы – это мои проблемы, и это надо мне самой в первую очередь убирать их. Я считала, что я сделала уже достаточный первый шаг, заявившись на работу с психологом, и я плачу (замечу, что тогда я не осознавала, что это были просто крохи) и что теперь меня Стася должна тянуть, просить открыться ей, уговаривать меня поехать с ней в поездку, упрашивать меня полюбить жизнь. Инициативы с моей стороны, даже по решению своих же вопросов было ноль. И только со временем, когда Стася ого-го как вложилась, показала – доказала мне (ведь без доказательств мы не можем) попробивала меня, показала на множестве разных ситуаций, проявляла нон-стоп инициативу, я начала поглубже видеть и осознавать насколько важна инициатива в жизни и то, что Стася имеет в своем образе жизни – жизни по душе, все знания, глубокое видение, широкий кругозор, множество путешествий, широкий круг общения, работа по душе, красивейшие наряды, жизнь полную открытий, проходов за свой предел – это все лишь ее собственная инициатива.

Я со временем стала замечать, что Стася постоянно проявляет инициативу и по отношению ко мне без исключения. Например, когда мы поработаем со Стасей на достаточно глубокие, болезненные для меня темы, через некоторое время, Стася всегда или позвонит, или напишет мне сообщение и поинтересуется, как у меня дела, как у меня состояние. Стася зачастую сама сформулирует вопрос, который мне никак не задать. Сама предложит то, что мне полезно, нужно и что я из-за гордыни не прошу. Она отслеживает мое состояние, она заранее прописывает варианты решения вопросов, она отправит мне, будучи в путешествии волшебное послание в бутылке или книгу с феечковыми образами, чтобы я, проникаясь ими и в своем творчестве видела поглубже и творила волшебные, душевные образы. Если бы не Стася, мы бы не ездили ни в какие путешествия, мы бы столько не знали, а я бы до сих пор не знала, сколько в Голландии чудесных мест, я бы никогда не вышла на теперешнюю мою работу, когда я уже на постоянной основе сопровождаю своих клиентов из современной Голландии в забытую Фландрию сквозь калейдоскоп вертящихся колёс…

И мне стало понятнее, насколько мы вообще разопсевшие и оборзевшие, что мы позволяем миру проявлять инициативу по отношению к нам и откликаемся, когда нам удобно, хочется, интересно. Чтобы самим проявить инициативу, получается это надо, чтобы мир нас так одарил, так вот перед нами расстелился, столько нам всего дал, столько бы предложил, и вот только тогда мы, возможно, соизволим отправить подарочек, или открыточку с благодарностью.

Меня очень вдохновляет и умиляет образ девочки Энн Ширли из серии книг канадской писательницы Люси Мод Монтгомери. Насколько эта девочка инициативна, и насколько у неё насыщена, богата и разнообразна жизнь. И насколько она сама легка, ясна и неутомима. Да, она делала ошибки, у неё были косяки, она вписывалась в такие ситуации, зачастую опасные для ее жизни, но она жила полноценно, ее душа выкристаллизовалась, за счёт нескончаемой инициативы она, помогая другим людям, решала и свой вопрос и разворачивала, казалось бы, самых наипроблемнейших людей их светлой душевной стороной и к себе, и к миру.

Ведь мы все очень хотим, чтобы по отношению к нам проявлялись, чтобы нам предлагали, чтобы нам показывали, чтобы нам дарили, нам приносили, нас радовали. Но насколько нам самим сложно проявлять инициативу!? Проявлять инициативу даже по отношению к себе самим, не говоря про других людей и вообще мир. И мне видится, что, когда мы проявляем инициативу, мы только тогда начинаем жить полноценной жизнью, тогда мир раскрывается нам всем многообразием своих красок, звуков, запахов, ощущений, приключений, открытий, ситуаций, образов, и мы начинаем познавать, познавая и самих себя.

В заключение у меня вопрос к самой себе. Риторический вопрос.

Сколько же необходимо было, чтобы мир в лице Стаси вложился в меня, проявил сам ко мне инициативу, попробивал, попредлагал, попоказывал на своем примере, поприсылал открыточек, подарочков, пообращался с просьбами, по ходу выполнения которых я столько для себя самой полезного находила, попредлагал поехать в путешествия, все попродумывал заранее, организовывал, планировал, рассказывал, давал мне пиздюлей, когда мне требовалось взбадривание и проход, чтобы я хоть капельку, совсем какую-то капельку начала сама проявлять инициативу?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *