Ольга о творчестве.

С детских лет занимаясь творчеством, я вообще не задумывалась о том, что это такое и о том, как это может может повлиять на мою жизнь и к чему привести.

В детстве я обладала некоторыми творческими способностями: рисовала, лепила, что-то шила или мастерила. Родители периодически хвалили меня за подарки, сделанные моими руками, но в общем и целом не поощряли мои занятия и не способствовали их развитию. Все ограничивалось покупкой фломастеров и художественных материалов для детского сада и школы. Мое увлечение вязанием было не просто не одобрено, а запрещено по причине пагубного влияния на зрение и названо «занятием для бабушек». Будучи относительно послушным ребенком я вняла наставлениям родителей и «отложила» вязание на неопределенный срок. А для того, чтобы я была все время занята после школьных занятий, меня отправили в художественную школу. Я была совсем не против, но и особого рвения не испытывала. С технической точки зрения за годы обучения я неплохо овладела художественными навыками, однако именно творческие способности,  то есть воплощение пришедших в сознание собственных образов давалось с большим трудом. Рисование на свободную тему приводило в ступор и заканчивалось воплощением «картин» из окружающей меня жизни. Я не была фантазеркой и не жила в придуманных, волшебных мирах,  а именно творческие способности к этому возрасту были уже перекрыты. Оставалась только техника. Причем перспектива быть художником не радовала совершенно, а вызывала нищенские образы советских художников, загнивающих на крышах в своих творческих мастерских. Иными словами  фраза моей  мамы «художник от слова «худо» прочно поселилась в моем сознании и перекрыла какое-либо профессиональное движение в этом направлении. Профессия же дизайнера или модельера виделась чем-то недоступным и очень далеким от моего образа жизни.

Все остальное «прикладное» творчество вообще не воспринималось мною как профессия и оставалось в моем сознании исключительно на уровне хобби и всевозможных поделок.

Так обладая определенными способностями и навыками я решила их совершенно не использовать в своем профессиональном  движении и хоть и со слезами на глазах, но отправилась в юридический институт, учитывая наставления и настояния родителей. Будущее мое было предрешено, а руки опущены. К вязанию я вернулась только после окончания института и своей профессиональной (юридической) деятельности, которую я оставила с большим трудом и переживаниями.

Вязание и близко не было для меня творчеством, однако мне очень нравился как процесс, так и результат. Постепенно я овладела техническими навыками и стала вязать крупные вещи для своих близких. Я совершенно не расценивала свои работы как что-то эксклюзивное и ценное. Связать вещь было выгоднее, чем купить, так как стоимость пряжи была на тот момент ниже, чем стоимость готовой вещи и этот факт во многом способствовал развитию моего увлечения. Я не озадачивалась воплощением собственных идей,  и очень часто вязала модели из журналов. В том случае, если желаемую модель я не находила, то придумывала её сама, однако совершенно не ощущала разницы и потребности в воплощении именно собственных задумок. Иными словами, я ощущала потребность делать руками то, что мне нравится, но совершенно не ощущала потребности воплощать собственные образы. То есть творчество на уровне образов было полностью перекрыто даже на уровне осознания. Когда я воплощала собственные идеи и образы, это не было для меня чем-то ценным и тем, к чему необходимо двигаться. В общем   мое сознание в этом направлении намного отставало от моих навыков. И двигалась я за счет навыков и моего желания воплощать что-то красивое, качественное и кому-то нужное.

Однако до профессиональной деятельности было еще очень далеко. В моем сознании ВООБЩЕ не было профессии вязальщицы. Я считала, что никто и никогда не купит вязанную вещь за те деньги, которые она реально стоит, учитывая количество затраченного времени на ее создание. И только работа с Настей и многочисленные пиздюли, расширили восприятие моей деятельности и буквально заставили пересмотреть свое видение. Мне потребовались годы, чтобы воспринять творческую работу  работой, научиться ценить и продавать результаты своего труда 

Со временем я расширилась до еще двух направлений в творчестве: стала создавать валяную одежду  и крутить народных кукол. У меня уже не возникало проблем с тем, что это никому не нужно и это никто не купит. СанницаС былых времен мое сознание уже расширилось в этом направлении, стала более развита интернет-торговля и в том числе торговля изделиями сделанными вручную. Постепенно картина сложилась и былые помехи отошли.

Творческая работа стала моей профессией. Выполняя различные заказы, воплощая задумки других людей и собственные образы, наблюдая за другими мастерами и обучаясь различным техникам я дошла до сравнительно высокого уровня технологичности. Моя работа мне виделась очень творческой, и я не допускала мысли, что до творчества мне далеко и я занимаюсь исключительно технической составляющей этого процесса. Иными словами для меня технологичность и являлась самим творчеством.

Когда Настя мне об этом говорила и показывала, я была совершенно не согласна и не могла понять, почему она так видит. Я приводила многочисленные доводы и объяснения, упиралась, сопротивлялась и доказывала обратное. Однако я стала думать в этом направлении и постепенно видеть, что у творчества есть и другая, совершенно не осознанная мною сторона. То, что делаю я, это действительно лишь техническое воплощение уже существующих в этом мире образов или чуть измененных вариантов, что я не привношу ничего нового, что уровень тех идей, которые я считаю своими очень ограничен, что я совершенно не озадачена чем-то большим и что у меня нет потребности воплощать образы другого уровня.

Я стала наблюдать за другими мастерами и дизайнерами и видеть проявления сходные моим. Стала видеть стремление к технологичности в воплощении каких-либо задумок, стремление сделать на потребу общества, в том числе на эпатаж. В творческой среде процветает воровство идей, копирование и тенденция увидеть суть, там где её и в помине нет из разряда «а король-то голый». Дизайнерами, как правило, движет амбициозность и жажда признания. Сам образ как божественная идея практически не присутствует в современном творчестве, так что и творчеством этот процесс можно назвать лишь условно.

Я вижу, что по-большей  части все, в том числе и я, очень обрублены в этом отношении. Мы Шариковы-Швондеры, лишенные своих корней и осознания нашего предназначения. Наши творческие задатки и способности обрезаны на корню, душевные связи не работают, наставления родителей, обучение в учебных заведениях и общественное мнение способствуют лишь постоянному подрезанию и удерживанию нас на определенном уровне развития и восприятия действительности. Поэтому, чтобы поменять вектор, вернуться к воплощению задач своей души и творческой реализации необходимо видеть помехи, очищать свое сознание и пройти долгий и трудный путь в другом направлении. Только в этом случае можно прийти к истинному творчеству и воплощению божественного замысла.

3 комментария

  • Олечка, спасибо тебе за такой отклик по поводу твоего движения и работы со Стасей в плане творчества.
    Особенно у меня откликнулось про нашу обрубленность и обрезанность и то, что мы больше уходим в технологичность и создаем копии, вместо того, чтобы не сдерживать, выпускать те образы, которые нас переполняют. Я сегодня подумала по поводе себя. В детстве я очень много копировала и срисовывала образы из разных книг и журналов, особенно это касалось лиц и тел персонажей и животных. Помню, мне показали, как рисовать сидящего кота, и я этот образ взяла на постоянной основе и только так и рисовала котов. А самой, нарисовать, создать словно не подступиться к этому, словно мне туда нельзя. И я увидела такой момент, что помимо задавленности, установок старших, что творчество – это все несерьезно (ведь мы сами вписались в это), мы еще не хотим нести ответственности и боимся общественного мнения.
    А вдруг, то что я создам сама не понравится кому-то, а вдруг это будет не кому не нужно, а вдруг меня засмеют и скажут, то хрень какая-то. Гордыне больно. Вот мы и выбираем «безопасный» путь, уходим в технологию, создавая уже давно наработанные, признанные, готовые образы. меня слегка форму. Поди-ка создай свое, это же как нужно все продумать. От начала до конца. От волос, то пальчиков на ногах у волшебного существа, от его выражения глаз, наклона головы, чтобы донести именно то, что созрело в сознании. Тут нужно думать, вникать, связывать, рожать, жить этим…

    • Юлечка, спасибо, что откликнулась и поделилась своим видением. Мне думается, что некоторые, обладая определенными душевными качествами в детстве, как правило с течением лет, их утрачивают. И творческие способности в этом плане не исключение. В этом мире надо соотвествовать среднестатическому человеку и укладываться в определенные рамки. Наблюдая за взрослыми, их реакцией, отношением к миру, медленно но верно мы им уподабливаемся перенимая все жизненные ценности. А дабы сохранить свои душевные качества, необходимо быть очень стойким. А чтобы чтобы к ним вернуться или развить «с нуля» необходимо проделать определённый путь. На уровне слов ведь многие из нас понимают как надо и как душевно, а на уровня делания у нас сплошные затыки. Уходит душевность, остается механистичность и технологичность.

  • Олечка, за отклик совсем не за что.
    Да, да, уподобляемся взрослым, вписываемся в систему, двигаемся не к своим целям, ленимся, разопсеваем. В итоге и не творим, и не живем по душевной мечте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *