Ольга о совместном проживании.

Когда-то в далеком детстве мне очень нравилось общаться с детьми, хотелось как можно дольше с ними играть, гулять, общаться и даже вместе жить. Моя бабушка жила в коммунальной квартире, и когда я гостила у нее на каникулах, то всегда весело и бурно общалась с соседской девочкой. При этом я совсем не разделяла точку зрения своих родителей, что коммуналка это плохо. Мне виделось, что если отношения с соседями дружные, то такой образ жизни более радостный и интересный. Всегда есть с кем пообщаться, попить чай, можно сходить в гости в соседнюю комнату, поменяться вещами или игрушками т.п.

Мои многочисленные просьбы отдать меня на лето в пионерский лагерь ни разу не увенчались успехом, и я проводила каникулы на даче в невыносимой компании чрезмерно заботливой бабушки. Постепенно даже походы в гости к родственникам становились все реже и круг общения все уже и уже.

Со временем я и сама в полной мере стала разделять точку зрения родителей и обособляться все больше. Конечно я не перестала общаться с людьми, у меня всегда были приятельницы и знакомые пары, мы порой довольно плотно общались, периодически вместе отдыхали, но и находясь наедине с собой я не испытывала какого-либо дискомфорта, мне не была нужна компания, и я перестала испытывать потребность в регулярном общении. О совместном проживании с кем-либо не могло быть и речи.

Новость о необходимости такой формы взаимодействия я восприняла с большим напрягом. Мне очень не хотелось идти на такие шаги, потому как я понимала всю сложность совместного проживания и взаимодействия с другими людьми. Я воспринимала это как нарушение личного пространства. Любая мелочь, любой недостаток или любая другая точка зрения проживающего с тобой человека по накоплению может приводить к мощному разносу. Потому как ровно принять недостатки или просто отличия другого человека я была не в состоянии. Однако в силу того, что я заявлялась на работу над собой и проработку своих проблем, в том числе и неприятия, я согласилась на «временное» совместное проживание в качестве эксперимента. Сказать, что было сложно и трудно, значит не сказать ничего… Одно дело, когда мы примиряемся с жизнью, с детьми или своими вторыми половинами (что тоже очень непросто), и совсем другое дело — с «посторонними» люди, когда разбежаться при малейшем непонимании есть самое быстрое решение. Вспыли такие проблемы, о которых я даже помыслить не могла. Мало того, что я видела проблемы других и разносилась от этого, дак еще и другие видели и озвучивали те проблемы, которые видят во мне. Казалось, что это какой-то нескончаемый поток, замкнутый круг и прийти к ровным взаимоотношениям вообще невозможно. Все сопровождалось разборками, бурными эмоциями, агрессией и негодованием. Терпения соответственно не хватало, а понимания и приятия не было и в помине. Одно дело пожить так месяц, два, три, и совсем другое жить неопределенный срок, из расчета «навсегда». Долгое время я всеми силами сопротивлялась тому, что мои проблемы обсуждаются и выносятся на свет, потому как проблемами я их не считала и работать с ними не собиралась. Они мне ни коим образом не мешали. И то, что люди, проживающие в моей квартире мне на них указывают, разносило не на шутку. Только с течением времени, а точнее лет, я расширилась в приятии и в понимании уровня своих проблем, а также необходимости собственного исправления. Я стала хотя бы отчасти ощущать свое высокомерие, неприятие других людей, нежелание общаться, взаимодействовать, прикладывать силы для построения отношений, нежелание делиться. Стала видеть свои сучьи проявления и отсутствие многих душевных качеств. Кроме того, совместное проживание и постоянный «присмотр» со стороны не позволил мне в полной мере воплотить свои задатки «мамаши». Ведь не секрет, что мамы очень развращают и поощряют своих детей в худших проявлениях (провоцируя капризность и вседозволенность) и конечно я не исключение. Мне пришлось во многом пересмотреть свое отношение к сыну, что поспособствовало более ровным отношениям между нами и развитию его дееспособности.

Очень многим для жизни необходимо личное пространство, свой угол, своя комната. Мешают посторонние звуки, чьи-то бытовые привычки и недостатки. Однако выходит так, что чем больше мы дистанцируется, тем больший разнос вызывает какое-либо взаимодействие, не принять даже самых близких. Все это влияет на наше душевное состояние и качество нашей жизни. Если же двигаться в другую сторону и работать с приятием мира в том числе и в рамках совместного проживания, результаты будут совсем иными. Жизнь станет менее омраченной и более душевной! Желаю и Вам подобного опыта!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *