Ольга о пиздюлях.

Полагаю большинство из нас очень напряженно и болезненно относится к пиздюлям, особенно в том случае, если пиздюли направлены по отношению нам, нашим действиям и поступкам.

Моё восприятие пиздюлей было именно таким. С детства я их получала в достаточно большом количестве (замечу, что то, что делали мои родители, а потом и я, и мой бывший муж по отношению к нашим детям, называется именно раздачей пиздюлей, которые могут раздаваться без единого матерного слова, что и было в моей родительской семье; закономерно и то, что никто из нас не хочет называть свои методы воспитания таким образом), учитывая то, что никогда не была покладистым ребёнком. Конечно, это не называлось пиздюлями. «Нецензурных», равно как и матерных слов мои родители по отношению ко мне не употребляли. Тем не менее пиздюли были: меня ругали, пороли, порой что-то жёстко словесно доносили. Примерно раз в неделю мне была необходима подобная встряска, чтобы удерживаться в определенных рамках и относительно адекватном состоянии. Безусловно, для меня это был болезненный процесс, сопровождающийся рыданиями, воплями и криками. Придя в себя, я утихомиривалась и понимала, что в очередной раз отгребла за дело. Конечно, мое осознавание не было глубинным, но на поверхностном уровне, как правило, я признавала свои ошибки, хамство и разопсевание. Однако чем старше я становилась, тем более остро я стала воспринимать пиздюли от родителей. А какое-то словесное неодобрение себя со стороны посторонних людей вообще порождало неприятие и сопротивление. Моя гордыня возросла и окрепла, мировоззрение, где я всегда права, окончательно сформировалось. Поэтому допускать свою неправоту и наличие внутренних проблем становилось все сложнее. В общем и целом я удерживалась в определенных социальных рамках, не нарушая видимых границ, поэтому словесных пиздюлей я практически не получала. А учитывая то, что я могла довольно жестко и агрессивно отреагировать, желающих раздавать мне пиздюли совсем и не было. Тем не менее я довольно активно отгребала от жизни в виде каких-либо проблем, болезненных ситуаций и сложных взаимоотношений с близкими. Конечно, я не видела, с чем все это связано. На поверхностном уровне, безусловно, я становилась более тихой и адекватной, но в то же время отягощенной обидами и жизненными трудностями. Мои попытки стать лучше, исправиться в каких-то проявлениях, что-то пересмотреть заканчивались провалом, не успев начаться.

Только начав заниматься с Настей я начала видеть количество и уровень своих душевных проблем. То, что для меня всегда было нормой, оказалось проблемами, которые необходимо исправлять. Конечно, все было не просто. Мне было очень сложно увидеть и принять те проблемы, которые видела во мне Настя и окружающие люди. Я сопротивлялась, доказывала обратное и очень упорно стояла на своем. То, что нарабатывалось годами, совсем не хотело уходить. В таком случае помогали лишь пиздюли… Как бы жестко и болезненно они не воспринимались, только они помогали сломать личностное сопротивление, прояснить ситуацию для меня самой и хоть немножечко ощутить свою душу. Пиздюли останавливают поток говна, ставят на место и затыкают. Конечно, зачастую мне виделось, что пиздюли несправедливы, что мне можно все ровно, планомерно и мягко объяснять. Однако я не учитывала и не видела, что именно в такой мягкой форме мне все не единожды говорилось и доносилось. Ещё раз пропишу другими словами: пиздюли никто просто так не раздаёт. Это дополнительные силы. Сначала и жизнь, и родители, и другие люди показывают мягко. Но сознание работало так, что полностью вычеркивало такого рода показывания и образ мягкой работы. Замечу, что я не встречала людей, которые бы мягкость НЕ воспринимали за слабость. Наши души слишком очерствели, чтобы мягкость могла им помочь в достаточно короткие сроки. Зато пиздюли слышались, воспринимались и запоминались. Порой они помогали лишь на время, а порой кардинально заставляли пересмотреть точку зрения.

Ведь по сути стояние в прошлом на горохе в прицерковных школах и другие подобного рода методы приведения в чувство раздухарившегоя ученика — это те же пиздюли, только в другой форме. Пиздюль — это флажок, указывающий на то, что ты в азарте об этих самых флажках забыл. А формы у пиздюлей совершенно разные.

Со стороны полагаю видится, что у меня большое количество душевных проблем и мне конечно только так и надо лечиться. У Вас же не все так проблематично и сложно, и такой болезненный путь Вам ни к чему. До занятий с Настей я видела себя сходным образом. Однако, с течением времени я просто стала видеть глубже и связывать одни ситуации с другими. То, что для меня ранее было случайностью, стало понятной закономерностью. Видение стало глубже, шире, мировоззрение и душевное состояние медленно, но стало меняться. Учитывая исходный уровень осознания, непомерную гордыню и жесткое нежелание видеть собственные проблемы, пиздюли это единственный метод, способный пробить такую стену сопротивления. Так что очень советую Вам пересмотреть свою точку зрения на пиздюли, увидеть, как они работают и как они порой необходимы  и научиться с благодарностью к ним относится. Ведь далеко не каждый готов потратить свои силы, чтобы что-то до Вас донести. Гораздо разумнее «услышать» и сделать выводы, чем разгребать многочисленные жизненные проблемы в различных проявлениях, упёрто доказывать свою правоту и пребывать в омраченном душевном состоянии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *