Маша об изменениях.

В этом тексте я расскажу про изменения, которые произошли в моей жизни и которые дали толчок для дальнейшего движения.

Начну с того, что когда я пришла к Насте заниматься, я жила с родителями. С нынешним молодым человеком на тот момент мы встречались около 3-х лет и не жили вместе. Наши отношения заключались в том, что мы виделись пару раз в неделю после работы и проводили выходные вместе, а потом каждый уезжал к себе домой. Это меня сильно выносило, но ничего поделать с этим я не могла. Также меня выносило, что мои родители постоянно лезли в мои дела (доходило до того, что они возмущались, почему я поздно возвращалась с работы и тренировок; почему я не знакомила их с тем кругом, с которым общалась на тот момент; кому я писала сообщения, кто мне звонил, с кем я разговаривала по телефону). Все это походило на тотальную отслежку меня и каждого моего шага. Я, конечно, не умея разумно решать вопросы, вписывалась по этому поводу в периодические склоки с родителями.

Когда я это все рассказала Насте, она мне сразу сказала, что надо съезжать от родителей и жить своим образом жизни. Ох, сколько у меня началось гонов: что родители не смогут без меня жить, что я не смогу без них была полная растерянность, трясло, было страшно жить, что они уже в возрасте и им нужен уход (но при всем при этом, я упорно не хотела с ними жить). Настя мне сразу показала, была полная растерянность, трясло, было страшно что у меня жесткая пуповина с родителями, она неразумна и только разрушает меня. То есть мне необходимо было сделать этот шаг — съехать от родителей, так как я «гнила в утробе». Сдвинуться с мертвой точки было крайне сложно: наброды, гоны и гнилые подпорки брали свое. Из раза в раз Настя мне объясняла, что мне необходимо менять вектор движения, что в моем случае изменения возможны только резкими рывками=переменами, по другому мне не выйти из колеи. В итоге было поставлено условие — если я к возвращению Насти из поездочки не съеду от родителей, то дальнейшие занятия не имеют смысла, так как я ничего не хочу менять, и значит должна перестать ныть, что все плохо и довольствоваться тем, что есть. Где-то в глубине я понимала разумность этого условия, но по факту вопрос начала решать за несколько дней до приезда Насти. Я очень долго думала, как мне съехать от родителей, как это будет выглядеть, как максимально размазанно это сделать, чтобы родители не лезли ко мне. Три дня я собиралась с духом чтобы собрать сумку с вещами. В итоге в последний день я пришла с работы, молча и тихо собрала сумку и когда родители были дома, сказала, что съезжаю и буду учиться жить самостоятельно. (Внутри меня колотило, я хотела чтобы этот момент закончился как можно быстрее.) Сразу пошел протест от мамы, куда я собралась. Пришлось через страх и трясучку несколько раз объяснить, что мне пора учиться жить самостоятельно.

Выскочила я из дома пулей, не оглядываясь. Состояние было отвратительное: меня подташнивало, была полная растерянность, трясло, было страшно. В общем было не переварить ситуацию.

Вот такие наимощнейшие привязки были у меня с родителями.

Сейчас уже легко писать про ту ситуацию, и привязки уже не такие, как были раньше (все таки я не умерла, переехав от родителей, следовательно мое «я не смогу жить без родителей» — это вранье).

Интересно и то, что я переезжала в квартиру своего мужчины. Он также, как и я, привязан пуповиной к родителям, и также, как и я не мог решиться съехать от родителей. В итоге мы с ним договорились, что я переезжаю от родителей, и буду жить у него. А он в свою очередь отказался переезжать. Но когда я привезла свои вещи и осталась жить, он моментально переехал вместе со мной. Вот такое интересное наблюдение..

После переезда от родителей в моей жизни сразу пошли разного рода перемены: пошли новые ситуации, которые необходимо было как-то решать, отношения с мужчиной перешли на другой уровень (со встреч на уровень совместного быта), отношения с родителями со временем начали выправляться. В общем эта резкая перемена в жизни перенаправила вектор моего движения.

Другая резкая перемена у меня была по прошествии примерно 9-10 месяцев занятия с Настей. Она касалась моей трудовой деятельности. Моя работа вводила меня в кромешный морок. Все это усугублялось еще и сложными отношениями между коллегами и начальством. Когда я рассказала Насте, что каждый день опаздываю на работу и как я ее ненавижу, Настя мне сразу сказала, что я хочу, чтобы меня уволили. То есть я неосознанно делала все, чтобы накосячить, нарушить правила системы и тем самым сделать так, чтобы меня уволили. На себя же брать ответственность и увольняться я не собиралась. Также меня выносили задержки по зарплате и много других нюансов. Из раза в раз Настя мне советовала уходить с этой работы и искать другую. Но мне было крайне трудно хоть как-то сдвинуться. В итоге мы договорились, что Настя ставит мне определенный срок, к которому я должна уволиться, либо я перестаю ныть, что работа меня не устраивает и принимаю все как есть.

Дело обстояло примерно также, как с переездом от родителей. Я написала заявление, и, наверное, неделю оно у меня лежало в столе. Я все ждала какой-то точки кипения, когда точно приду и скажу, что увольняюсь. В итоге ситуация сложилась таким образом, что моя начальница поделилась со мной тем, что думает увольняться, и тут я уже решила не тянуть и не мазаться по стенкам, а сказала все как есть, что ухожу точно.

После увольнения с работы (я там проработала примерно 5,5 лет)  приходила в себя я примерно четыре месяца. И только по прошествии года после увольнения я поймала себя на чувстве, что как это прекрасно, что тот беспробудный морок, который длился 5,5 лет закончился.

Я устроилась на другую работу через 4,5 месяца после увольнения. Конечно, в новой работе есть свои нюансы, которые я не могу ровно принять (так как в принципе я не хочу работать, и работаю потому, что надо), но того морока, который был у меня раньше, уже нет и ситуации, которые сейчас у меня происходят, совершенно новые и полезные для меня и моего жизненного опыта.

Для движения вперед и развития перемены нужны и важны. Они дают новые ситуации, образы, открывают новые стороны существа, дают почву для работы. В моем случае плавно что-то менять не получается, поэтому нужны рывки, которые смогут перенаправить течение жизни и выбить из беспробудной колеи, которая все время тянет назад.

3 комментария

  • Машенька, да уж, рывки необходимы, но ещё больше необходимы пинки на эти рывки…Если бы не пинки, то и сидели бы мы каждая в своём болоте…
    Кстати, мне думается, что, через 15-20 рывков, само качество рывков измениться, это уже будут не такие вымученные действия, не рванные, а более плавные и ровные.

  • Катюша, да, без пинков, и рывков не будет. Надо быть настолько продвинутым, жестким, не жалеть и не давать поблажек самому себе, чтобы делать эти рывки в разуме и осозновать, что они необходимы для дальнейшего течения жизни, а не застоя в болоте.
    Катюша, спасибо, что поделилась своей точкой зрения касательно изменения качества рывков. Думаю в моем случае это количество будет «чуть» больше:)

    • Машенька, твой ответ прочитала. Улыбаюсь, главное шуршать и не останавливаться 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *