Катя о результатах работы по душевному сопровождению.

Катя о результатах работы по душевному сопровождению в течение почти что трёх лет.

Меня зовут Катя, мне 26 лет, не замужем, получила высшее образование по экономике и психологии, работаю в СпбГУ на факультете психологии заместителем начальника отдела по организации приёма в ВУЗ.

В качестве предисловия расскажу об академической психологии и моём опыте работы с психологами, учитывая то, что сама я закончила факультет психологии.

За все 6 лет обучения на факультете я всё ждала, что вот, сегодня, мне откроют заветную сторону психологии, я пойму, какие есть у меня проблемы, как их решить, как сделать так, чтобы всё ладилось и пр. Но, увы, ответа я не получила. Да, стоило носом землю рыть самой, а не ждать готового материала от преподавателей. Но сейчас не об этом…

На 6-м году обучения я попала в больницу в состоянии, требующем срочного оперативного вмешательства (не обострение аппендицита). После того, как я вышла из больницы, меня накрывало страхом за свою жизнь, за жизнь родителей, страхом болезней. Я была в абсолютном мороке и, ища помощи, обратилась к психологу с факультета, договорилась на ряд встреч. И в ходе уже первой встречи я поняла, что это совсем не то. Да, были методики, практические советы из учебников. Но всё это было отдельно от меня, от моей проблемы. Отходив три раза, я прекратила работу. После пошла к другому психологу на тренинг личностного роста, было «лучше» в том, что это групповая работа, знакомство с новым людьми, которые (как часть задания) тебя хвалят, показывают твои хорошие стороны. За счёт этого ты приободряешься, но работы со своими глубинными проблемами нет, в таких тренингах целей их проработать нет, хотя могут декларироваться.

Я поняла, что сами психологи берут инструменты, техники и методики, и применяют их, кто-то более искусно, кто-то менее. Берут ту или иную теорию консультирования и работают в ней, не углубляясь в суть. Да, кому-то достаточно просто, чтобы их выслушали, провели какой-то тренинг на формирование навыка…

Но это не приносит результатов. Находясь в окружении психологов, я видела, что сами психологи не знают, как решить свой личностный вопрос, им не хватает видения, умения связывать. Всё «зашаблонено» академической психологией, психологи не прикладывают силы понять причину происходящих процессов, подумать самим, ведь есть схемы, есть теории…Не даром есть то ли шутка, то ли правда, что женщина-психолог, написавшая книгу, как быть счастливой, покончила жизнь самоубийством…и ведь явно, что не от счастливой жизни.

Аналогию можно провести с медициной академической и неакадемической. Так вот, академическая психология — это как академическая медицина, диагноз поставит (верный ли?), назначит лечение, а там посмотрим. Но часто бывает, что или лечение не помогает, или по показателям человек абсолютно здоров, а он угасает и чахнет…

В общем, с психологами не всё так просто, как может мниться на первый взгляд.

Я понимала, что мне самой не хватает широты видения, ощущала, что то, что я ищу есть, но где…у меня были пазлы в руках, но я не могла их соединить. У меня были на руках методы академической психологии, но как их соотнести с реальной жизнью?..

Возвращаясь к моей ситуации с накрывшими меня страхами после операции…В общем, как Вы уже поняли, я искала кого-нибудь, кто мог бы мне помочь. Работая на факультете психологии, увы, для меня это оказалось проблемой. В то время я работала на кафедре, и на кафедре я и познакомилась с Настей. Настя писала кандидатскую диссертацию под руководством преподавателя с моей кафедры, но по началу я даже не поняла, не соединила то, что Настя – аспирант. Настя очень отличалась и внешнем видом, и тем, как она общалась с сотрудниками кафедры. Я думала, что Настя была подругой одной из преподавательниц, поэтому и приходит на кафедру, к подруге. Но потом Настя ко мне обратилась с просьбой относительно подготовки документов для оформления диссертации, и тогда я и поняла, что Настя-то психолог. Ещё отмечу, что Настя всё время меня угощала то шоколадкой, то ещё какой вкусняшкой (всё было привезено из-за границы), благодарила за каждое действие, которое я делала. Предлагаю Вам не разгонять на тему того, что она меня покупала и приручала, нет, это абсолютно не так. Объясню, почему не так…Настя делает всё очень искренне, к тому же я делала свою работу, за которую совершенно не ждала дополнительных поощрений, и всё больше видела, что Настя другая, она строит отношения, которые практически уничтожены в нашем обществе, человеческие отношения с искренней благодарностью, с искреннем участием к человеку, не смотря на то, что Настя видит, какой человек перед ней. И как-то мы разговорились с Настей о работе в университете, что там определённая среда, что есть жёсткие моменты, если их не видеть, то может шарахнуть, в том числе по здоровью. И я встрепенувшись, сказала, что да, вот же, уже шарахнуло. И рассказала Насте часть своей истории. Настя предложила встретиться, если я захочу, и подробнее побеседовать. Я не согласилась в тот же момент (дикость и борзость, учитывая то, что я искала помощь, но не ухватилась за неё сразу, а попоказывала себя), я позвонила Насте на следующий день или через несколько дней, и мы встретились, побеседовали. На протяжении полугода мы «просто» (договора на работу не было, я не платила, но по факту работа уже шла полным ходом) общались, Настя много рассказывала, рассказывала про свой образ жизни, про поездки и путешествия, и меня очень привлекал такой образ жизни. Плотно в работу я вошла примерно через полгода такого рабочего бесплатного общения…

Итак, теперь перехожу к конкретным примерам работы с Настей, сразу оговорюсь, что это лишь малая толика того, что происходит в работе, по факту сопровождение сходно с совместным проживанием, представьте, сколько можно написать даже про один день…

Поэтому я начну сразу с конкретного примера – работа по карьерному продвижению и, соответственно, повышению заработной платы.

Если работа только на консультации, то в рамках консультации оговаривается проблема, которую необходимо разрешить. Например, у меня была ситуация такая, что в том отделе, где я работала, не было возможности сразу (на момент решения вопроса) в силу определённых причин, повысить оплату работы, увеличив, например, её количество. В рамках консультации мы обговаривали возможные варианты решения проблемы, варианты того, к кому можно обратиться вне отдела для поиска подработки. Это обсуждение — не быстрый процесс, так как вылазит множество препон, включается «тупняк». Например, я не могла вспомнить нюанс той или иной части работы, особенности того или иного человека, у меня включался страх того, а как же можно вообще высунуть нос из всего отдела. Таким образом, на консультации необходимо успеть вспомнить и обговорить нюансы ситуации, разобраться в своих сопротивлениях, страхах, Насте необходимо выбить «дурь», объяснить, что есть и сопутствующие скрытые цели, которые мешают решить вопрос с оплатой и повышением, например. Итак, это очевидно, что на одной консультации все эти вопросы не решить, и может, за три или четыре консультации, будет выстроен образ действий. В ситуации сопровождения, я писала сообщения, письма или звонила Насте, как вспоминала тот или иной нюанс, или у меня был какой-то гон. ВАЖНО то, что я могла тупить, отмалчиваться и сидеть в норе, не задавая вопросов и не думая, Настя сама очень и очень много показывала в сообщениях и письмах, звонках, тормошила и взбадривала. Первый, второй, третий год, в зависимости от уровня непрошибаемости, упёртости и тупняки с мороком, такое взбадривание необходимо, потому что тебе мнится, что да ты вообще крутой перец, и надо лишь там почистить, тут пригладить, и всё будет, как в лучших хэппи эндах. Ты просто не видишь, сколько в тебе проблем, что всё, что происходит, происходит в связи с тобой и твоими взаимоотношениями с миром. И если кто-то тобой не доволен, так он тебя просто не понимает. И очень важно, чтобы человек пробивал, чтобы человек тебе показывал, говорил: «Алё, очнись, ты что, вообще творишь?». Вообще, конечно, это мог бы делать муж или жена…но уровень личностных проблем и требований друг к другу зашкаливает. К тому же у нас в обществе очень хорошо действует механизм круговой поруки: «Не говори мне того, что я не хочу слышать. Я не скажу тебе того, что ты не хочешь слышать»… «Дорогой, я толстая? Нет, дорогая, ты просто королева…», отвечает муж, чтобы жена не приставала к его округляющемуся животику (не дай Бог, заставит делать зарядку по утрам, или скорректирует им обоим питание, нет-нет, лучше зарастать жирами), не выносила мозг страданиями о том, как бы похудеть. Поэтому человек, который будет показывать тебе твои проблемы, просто необходим. Который будет ещё и терпеть твоё жёсткое сопротивление и нежелание видеть айсберг своих проблем. Настя видит и показывает, пробивает, протаскивает.

И вот, я приступив к действию, часто делала не так, как было обговорено, потому что лезла и отсебятина, и страхи, и забывания. Созданные мной ситуации требовали сиюминутного решения. Но, если работа только на консультациях, а консультация раз или два в неделю — значит, решение вопроса откладывалось до консультации.

Я была в работе с сопровождением, и после каждого действия звонила Насте и рассказывала о результатах, тут же Настя, исходя из моего рассказа, советовала, что делать, и проговаривала ошибки, которые я сделала, или нюансы, которые необходимо учесть в будущем. В течение дня я решала вопрос, который бы я решала от месяца до двух (трёх, четырёх…), будучи без сопровождения.

Для решения вопросов мне необходимо было писать письма, которые я в любой момент могла обсудить с Настей, и сразу внести исправления. Если бы эти правки не были внесены в тексты писем, то я бы не только не решала вопрос, я бы усугубляла ситуацию выпячиванием себя, гонами на людей, с которыми я решала вопрос. Итак, письмо отправлялось максимально быстро.

Результаты работы с сопровождением – это максимально быстрое решение вопроса: если было желание отложить разговор или начиналось нытьё, сразу были взбадривающие «пиздюли», после которых быстренько всё делалось; в случае «тупняка» Настя тоже взбадривала, после чего состояние непонимания отходило. У меня были ситуации, когда меня сильно тошнило и порой рвало в связи с тем, что мне до такой степени что-то не хотелось делать, или что-то было не принять. В этом состоянии я ничего не могла делать. (Сколько себя помню, проблема такой тошноты была у меня с трёх или четырёх лет, я не могла решить этот вопрос. За последние два – три года мне может и не удалось искоренить эту проблему, но последние полгода в ситуациях, при которых бы меня точно тошнило раньше, тошноты не было. Я научилась управлять своим этим состоянием). Это проблема «из головы» в чистом виде, например, ситуация: я в командировке, мне важно отработать качественно, работа заключается в непрерывном общении с людьми, и накануне меня накрывает моя тошнота, предстоит бессонная ночь в обнимку с унитазом и такой же день…я тогда написала смс Насте, это было около 2:30 ночи, я тут же получила взбадривающий ответ, от которого состояние накрывшей меня истерики и паники о том, как же я буду работать ушло, я получила информацию о том, для чего мне такое состояние именно в этот момент в этой конкретной ситуации, я начала ДУМАТЬ и АНАЛИЗИРОВАТЬ по поводу моего состояния, как будто протрезвела, тошнота ушла, и свой командировочный день я отработала чудесно. Такие ситуации были не раз, сейчас после почти трёх лет работы с Настей, эти приступы тошноты ушли, как я писала выше. Была особо жёсткая ситуация, когда у меня была очень истеричная ночь с тошнотой, практически бессонная, с принятием решений, которые перечёркивали всё, что удалось по крупицам наработать. С утра была беседа с Настей, после которой решения были изменены, а состояние выровнялось, и я пошла на работу, не скидываясь в плохое самочувствие.

Также бывают ситуации, когда начинается жёсткий разгон. О таком состоянии часто говорят: «лезут всякие мысли», «что-то не так, не могу сформулировать», «что-то гложет». Эти состояния могут возникнуть в любой момент, и я также, поняв, что «влетела» в такое состояние, звоню или пишу Насте, потому что необходимо продолжать делать повседневные дела, а никак. И в беседе Настя вытаскивает то, что вызвало разгон. То есть работа с сознанием идёт постоянно, и это не даёт скинуться в недееспособность и жалость к себе.

Если говорить о конкретных примерах …Например, в свой день рождения я угостила тортиком помощника начальницы, но начала гонять по поводу того, угощать начальницу или нет, и позвонила Насте за советом. На все грядущие праздники подробно обсуждается, что и кому подарить. Настя предупреждает о предстоящих именинах, и напоминает, что, если есть, кто в окружении из именинников, то необходимо поздравить.

Далее из быта…я часто могу надеть несочетаемые вещи и не видеть, что выгляжу, мягко сказать, нелепо, или могу не видеть, какие вещи мне идут, а какие нет. Настя обращает моё внимание на все эти нюансы, показывает, что мне лучше носить, а что категорически не стоит.

Результат работы – возможный для меня минимум разгонов, максимум действий, так же возможный для меня. Если поглубже посмотреть, то результат – это обретение себя, это новый взгляд на мир, я уже не вижу мир в тёмных красках, я перестала быть вечно недовольной всем, что меня окружает. Я вижу, что я могу сделать то, или другое, и что можно ведь совсем по-другому. Я общаюсь с людьми гораздо глубже, перестаю гнать на других, видеть только то, что мне не дают. Я увидела, сколько вообще я имею, и сколько могу делать…Сложно вытащить проблемы, больно видеть себя не в розовом цвете, но потом, работая с изменением себя, а не с приглаживанием острых углов, образ жизни полностью меняется.

К тому же в результате работы с сопровождением изменения происходят в разы быстрее, нежели в результате работы только на консультациях. Так за почти три года, в результате подобной работы, я нашла стабильную подработку и подработку периодами, получила дополнительную работу в рамках основной работы по сопровождению нового проекта, планируется ещё дополнительная работа в рамках основной работы, поступила в аспирантуру, решаю вопрос с дальнейшим продвижением; у меня улучшились отношения с начальницей, с родителями; я получила свою квартиру и переехала в неё (с переездом, кстати тоже были разгоны); у меня меняется гардероб в сторону женственности из «стороны» детско-бабушкиности, меняется питание; я сама заработала на поездку на месяц заграницу, и вообще стала гораздо чаще ездить заграницу; улучшилось состояние здоровья.

В добавлении скажу, что очень здорово, что я общаюсь с ребятами, которые тоже находятся в работе. Мы делимся своими открытиями, откровениями, рассказываем про косяки, делимся своим видением ситуации, прикладываем силы многое проговаривать. Я вижу, как двигаются ребята, как они решают вопросы, это очень мощный стимул продолжать работать со своим сознанием. К тому же между нами бывают и спорные ситуации, и ситуации недовольства друг другом, мы учимся не таить обиду, а сразу решать вопрос. О нет, Настя нас общаться друг с другом не заставляет (на всякий случай ответ на возможны вопрос).

Предвосхищая возмущения и вопросы, отвечаю…Да, кто-то, наверное, все эти вопросы может решить сам, и считает, что звонить по каждому нюансу психологу – это а) нелепо; 2)дико; 3) зависимость и пр. В ходе работы Настя не делает действий за меня, она учит, как делать всё самой, и учит видеть наперёд, и через какое-то время, я сама вижу, как разумно поступить в той или иной ситуации, вижу глубже. Я научаюсь быть самостоятельной и как раз-таки независимой от родителей, от общественного мнения, от чувств вины и страха. Не смотря на то, что идёт отслеживание каждого шага, если ты принимаешь решение обучаться, ты становишься самостоятельным. Обучение и происходит за счёт отслежки и показывания каждого шага, и да, Настя очень хорошо взбадривает, когда косяки повторяются, и ты как бы хочешь съехать с самостоятельного обдумывания, думая, что Настя всегда скажет, что делать. Нет, пару-тройку раз Настя покажет, на четвёртый скажет пару ласковых и отправит решать вопрос самостоятельно, уже достаточно показано, чтобы вопрос был решён. Не помнишь? Твои проблемы, один раз накуролесишь, разгребёшь, впредь не повадно будет съезжать в недееспособность. Вам кажется, что идёт Ваш захват…нет, ты находишься в полной свободе выбора действий. Скажете, идёт давление? Да, давление идёт, но Вы на это соглашаетесь сами, потому что иначе не сдвинуться, чтобы вырвать приросшие корни проблем, необходимо дёрнуть их с силой, чтобы открыть банку, необходимо надавить. Это работа, а не поглаживания по голове. Придя к врачу на укол, Вы же не предъявляете ему, что укол – это неприятно. А если врач ставит диагноз, Вы же на него не гоните, что он Вам назвал Ваш диагноз = Вашу проблему…

И прежде, чем пускаться в осуждающие речи, предлагаю Вам посмотреть на свою жизнь и подумать, есть ли ситуации, в которых Вы нуждались в совете, но его не было, и Вы наступали на те же грабли раз за разом. Думаю, что были…А если нет, то, Вы бы не дочитали этот текст до конца…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *