Последствия вседозволенности.

Вчера встретила свою знакомую, с которой познакомилась, когда мне было 11 лет. Она на год старше. Ей было 12 лет. Девочка была очень борзой. Маму с бабушкой отстраивала так, что те плакали, рыдали, но делали всё, что она не потребует. Когда она стала постарше, маме с бабушкой житья уже не было. И они одна за другой покинули этот мир. Она была очень грубой и резкой. Могла просто перестать разговаривать, нахамить. В том возрасте все мы так могли, да и в любом другом можем… Но у этой девочки всё было через край. Сумасшедший фанатизм по мальчикам из группы «Ласковый май», такой же бурный фанатизм по тем мальчикам, которых она к себе допускала и потом низвержение себя и этих самых мальчиков в пучину ненависти. И так постоянно. Родила она по современным меркам достаточно рано, в 18 лет. С мужчиной, от которого ребёнок, отношения не получились. Да она и не в состоянии построить ни с кем отношения. Очень она соответствует своей первой фамилии… И тем не менее она встретила мужчину, которого устроила эта капризно-избалованно-развращённо-необузданная натура. Они по сей день вместе. Вместе спиваются. Вчера я их тоже видела вместе. Постепенно превращаются в бомжей. У неё всё то же надменное выражение лица с потугами быть королевой. Она нисколько не поменялась с момента нашего знакомства. Если только стала ещё более недовольной и озлобленной. А с какой стати ей меняться, если сначала её прихоти исполняли мама с бабушкой, а потом и теперь — её мужчина. Она укрепилась в своих помыслах и действиях, что её образ жизни совершенно верный. И продолжает в том же духе. Буквально через 20 минут после этой мимолётной встречи я продолжила читать произведение Лидии Чарской «Волшебная сказка». И образ Наденьки Таировой — это своего рода прообраз моей знакомой, которую я вчера встретила. Только моя знакомая впитала в себя всю наследственность класса люмпен-пролетариата. Полное нежелание учиться, что впрочем и для героини Наденьки Таировой характерно, так как её исключили из гимназии за нерадивое отношение к учёбе; полное пренебрежение к окружающему миру; одна единственная цель — потреблять; если что не так, то сразу в обиду, которая демонстративно поднималась на пьедестал необузданной непримиримости. И вот у меня не первый раз возникает вопрос: » Откуда берутся такие мамы и бабушки как у моей знакомой; откуда берутся такие как тётя Таша — тётя Наденьки Таировой; откуда берутся те, кто поощряет и развращает до такой степени этих молодых девочек, занимаясь их духовным растлением?» В последние годы очень много говорят о разного рода экспериментах. Осознать, что скрещивание одного вида с другим (козла с лошадью) как-то легче. А вот осознать на нашем среднестатистическом уровне, что духовное растление и оголтелое потребление — это тоже программа, например био-духовная, только совсем иного уровня, это очень сложно. Современному человеку кажется, что такая вот сердобольность и безотказность, которыми изнутри своего естества отравлена тётя Таша, — это его душевные качества. Возможно, и душевные… Только вот какой души или души в каком состоянии?.. И вот такого рода растлевающие поощрения в любых прихотях приводят к окончательному краху души. И если героиня произведения сможет выйти из самозабвенной пелены самовлюблённости, так как Лидия Чарская творила её образ, то моя знакомая вряд ли… Слишком сильны тенеты тёмной духовности…

Читайте также...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *