Ольга о том, что лучше не хотеть и не иметь, чем просить.

Полагаю, что очень многие не увидят в себе подобных проявлений сходу-слёту. Как правило, нам мнится, что мы не такие идиоты и нет ничего сложного в том, чтобы попросить, особенно когда нам «надо». Другое дело, что просить частенько бесполезно и частенько не так уж и надо. Именно потому, что мы такие «умные» мы не лезем туда, где не видим перспектив. Прекрасно помню себя в детстве, донимающую родителей своими многочисленными просьбами. Мне всегда было что-то надо: будь то мороженное, сладости, игрушки, одежда или прогулки. И я готова была тратить множество сил на уговоры, нытье, выпрашивание, слезы и манипуляции. При этом далеко не всегда подобные мои «старания» заканчивались нужным мне результатом… Очень часто я не получала желаемого, отчаивалась и плакала от непонимания, обиды и «нелюбви». Особенно меня задевала фраза мамы «денег нет», тогда как я их всегда видела в ее кошельке. К слову, когда я повзрослела, сама стала частенько использовать именно эту фразу. В итоге через какое-то время, сама того не замечая, я перестала что-либо просить. Мне виделось это совершенно бесполезным и бессмысленным занятием. Кроме того, в общем и целом меня все устраивало, к отсутствию того, что есть у других, но нет у меня, я стала относиться довольно ровно. Еще в школе меня перестало в прежней мере волновать то, во что я одета. Одно и то же «любимое» платье я могла носить практически не снимая. Конечно, общественное мнение было для меня важно, поэтому касательно одежды, я, безусловно, расширилась до общепринятых мерок. Так что в общем и целом мое нежелание наряжаться было незаметно. Но сама я частенько сталкивалась со своими проблемами. Например, придя в магазин с желанием выбрать что-то новенькое, я не видела для себя ничего подходящего. Мне все не подходило и ничего не нравилось. Только занятия с Настей, многочисленные беседы и разъяснения с ее стороны, помогли мне увидеть свое нежелание очень многое иметь, начиная с одежды и быта и заканчивая нематериальными ценностями: будь то какое-либо обучение, путешествия, общение. Причем если в детстве я зависела в выполнении моих просьб от родителей, то во взрослом состоянии я стала зависеть от мужа, даже в те моменты, когда сама зарабатывала. А если учесть, что нежелание вкладывать деньги у моего мужа было сходным с моими родителями, то я пребывала все в том же разносном состоянии, взращивала обиду и нежелание что-либо просить и, как следствие, иметь. Как я сейчас вижу, отказ в выполнении просьб сопровождается всегда очень болезненным состоянием. Одна из целей воплощения в нашем мире это потребление материи в какой-либо форме. Безусловно, это желание может быть маниакальным и чрезмерным, однако какие-либо неразумные ограничения поражают другие крайности: от хронического голода и недостаточности до полного безразличия. Однако помимо неудовлетворенных желаний невыполнение просьбы поражает состояние, принятое называть унижением. А это, безусловно, очень болезненный удар по гордыне. И если в детском возрасте все воспринимается еще не так страшно, то во взрослом задевает и накрывает. Однако, привыкнув к определенным эмоциям мы продолжаем их испытывать, создавая нон-стоп подобные ситуации и выстраивая свою жизнь по определенным сценариям. Подобное отношение в миру, ущемление собственных желаний и урезание себя в чем-либо, безусловно, не ограничивается рамками семьи и сложностями с покупками. Эта модель поведения и образа мыслей переносится на все сферы жизни и на все контакты с людьми. По сути реализация любого желания связана с каким-либо взаимодействием, обращением с просьбами. И далеко не всегда нам встречаются отзывчивые и доброжелательные люди. Поэтому любой подобный контакт поднимает в нашем сознании многочисленные детские обиды и боль. В итоге, мы прикладываем массу усилий, чтобы не соприкасаться с подобными проявлениями окружающих, заранее видим их нежелание, отказы, пренебрежительное отношение и даже умышленное созданием помех. Увы, люди получающие отказы, зачастую сами проявляются подобным образом. В итоге, в нашем сознании формируется абсолютно неуязвимое состояние и модель поведения: не просить и не обращаться, не хотеть и не иметь. А если учесть, что по большей части образ жизни у нас довольно сытый и голод нам не грозит, то позволить себе такое неуязвимое отношение к жизни мы вполне себе можем. Со временем мы не ощущаем боли от нереализованных желаний, поэтому минимальное взаимодействие с обществом нас очень даже устраивает. Чем меньше контактов, тем меньше поводов для разноса. Однако, подобное самоустранение, тем не менее, приводит к плачевным результатам, которые, увы, мы совсем не связываем с собственными проявлениями. Помимо того, что мы не удовлетворяем свои здоровые желания, разумно потребляя материальные блага этого мира, мы ограничиваем свое общение с людьми, питая и взращивая свою гордыню, все больше омрачаем нашу душу и разрушаем тело, испытывая обиды, злость и разочарование и совершенно не двигаемся путем своей души, не реализуем своё предназначение.