Один надрыв лишает целостности и здоровья. Другой надрыв сохраняет целостность и здоровье. Мама надрывается. Ребёнок надрывается. Платье надрывается.

Очень любопытен образ «надорваться» в нашей амбивалентной реальности. Принято считать, что женщина в период грудного вскармливания ребёнка очень надрывается. Маленькие детки, во многом не умеющие управлять своими состояниями, когда плачут навзрыд, надрываются. Лично-возвратная форма глагола за счёт суффикса
-ся- чётко указывает на то, что человек это делает с собой сам. Если говорить, что вещь не надорвали, а вещь надорвалась (даже с помощью кого-то), то речь тоже идёт о том, что вещь это делает сама с собой. В наших сознаниях образы «мама надрывается» или «ребёнок надрывается» чётко связаны с тем, что мама и ребёнок рвутся. То есть тот и то, что надрывается, сначала растягивается, а потом распадается на части. А если человек рвётся, то он не просто лишает сам себя целостности, он вредит себе тем, что рвёт себя на тонком уровне, создавая бреши, в которые втекают недовольство, раздражение, обиды и т.д. Ведь физически на две части, как например, кусок ткани, человек не разрывается в таком вот случае. (Вот на минном поле если человек подорвался, то он в прямом смысле слова и образа лишается целостности, если ему оторвало ногу, руку или вообще разорвало тело на части). И таким вот образом возникает душевная и телесная болезнь, формирующаяся надрывом. А вот, к примеру, другой образ. Женщине тесно в платье. И женщина надрывает его, разрушая таким образом его целостность, чтобы не разрушать себя, так как ходить в тесном вредно по всем параметрам. И получается, что если мама надрывается, явно желая всё сделать идеально, или её ребёнок надрывает тем, что очень неугомонный и за ним необходим постоянный присмотр, и если ребёнок надрывается беспрестанно плача, то они разрушают себя, выпуская из себя ток жизни. А если та же мама надрывает тесное ей платье или оно само на ней надрывается, то таким образом это идёт во благо её здоровью и состоянию. Один надрыв лишает целостности и здоровья, а другой надрыв создаёт свободу. Наш язык не являет собой плоскостную реальность. Это очень гибкий, глубокий, объёмный и многомерный живой инструмент и в то же время необъятная звуковая реальность, в которой можно бесконечно творить и создавать, будучи магами, если научиться пользоваться языком и видеть хотя бы его духовный и телесный уровни. Язык духовно-физиологичен. И если это отрицать, то значит отринывать суть самоё себя. Ведь и язык, и мы суть одно: и волна, и поток света, и поток воды. Только находимся в разных формах и состояниях.

Читайте также...

  • Буква закона и человечность. Я всегда стремилась к выучиванию чёткого алгоритма действий для получения определённого результата. Тема инструктажа поднималась уже не раз, и тема тупого следования инструктажу тоже. Я […]
  • О состоянии отягощённости. Два года назад мы ездили в чудесную поездку в Испанию-Португалию. Я вернулась из неё в чудесном бодром порхающем состоянии, в той поездке я рассталась с мужчиной, отношения с которым уже […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *