Копия копий. Ксерокс ксерокса. Реплика реплики. Или симулякривная жизнь.

Сегодня мне один знакомый сказал, что ему сложно воспринимать что-либо на теле. Если к покрывалу и одежде он в той или иной мере привык, то, например, если он наденет маску или повязку на лицо или что-то подобное на какую-то другую часть тела, то это мгновенно начинает вызывать ощущение скованности, зажатости, спелёнутости. И по факту у многих людей, испытывающих такие ощущения, начинается глухое внутреннее раздражение на уровне телесного разноса. Любопытно вот что. Спеленутости своей души телом этот человек не ощущает, а маску, например, на лице ощущает. И нередко люди ощущают как мешает крем на руках или тушь на ресницах, но при этом одновременно целиком и полностью поглощены процессом потребления всего того, что создаётся в нашей техногенно-виртуально-симулякривной реальности. А ведь если они так тонко чувствуют, то и кожаные ризы не должны воспринимать собою. Но нет. Вот с телом-то всё иначе. Причём необходимо заметить, что симулякривная реальность создаётся нами же самими, то есть людьми. С одной стороны, они отрицая те же памперсы или маски, как бы за естественность, с другой стороны, они сами с головой вписываются в создание и потребление технологий, то есть потребление неестественностей этого мира. Что происходит с сознанием? Сознание современного человека по своей фактологической природе дуально. То есть приятие природно-естественного и тяга к искусственно-симулякривному для нас базова (хотя бы на уровне социальной природы). И такие, казалось бы, разносторонние векторы позволяют выйти на другой уровень осознавания, приятия и переваривания сложного техногенного мира. Но при условии, что нет отрицания. У нас же во всём идёт отрицание. И что любопытно — своих же копий. То есть мы отрицаем свои результаты как свои копии. Атьма — пелёнки или покрова духа, душа — пелёнки или покрова атьмы, тело — пелёнки или покрова — души, текстиль, жилище — покрова для тела. И получается, что будучи производителями симулякривной или иллюзорной реальности, в которой мы становимся зависимыми от еды, одежды, машин, квартир, особняков и т.д., нам в этой самой симулякривой реальности жить душно, она нас давит и подавляет. Но эти самые дома придумал сам человек, построил сам человек, в них живёт сам человек. И отрицать то, что создал ты сам или тебе подобный, мягко сказать, неразумно. Почему идёт отрицание? Потому что творение рук человека в отличие от самого человека не одухотворено. Человек настолько далеко отошёл от Творца, настолько мощно порвал свою связь с тонким миром, что воспринять ту же ночную масочку он уже никак не может. Она не связывает его с божественным миром. Но если человек перестанет отрицать и сам потихонечку начнёт восстанавливать связь с Творцом и Духом Святым, то не уходя в оголтело-эйфоричное потребление (то есть не облепливая себя 35 масочками с разными отдушками одновременно), он сможет в искренности через всё прочувствовать бога. Что мешает арабским или азиатским народам не копировать европейцев, поклоняясь им, а при таких богатейших религиозных, конфессиональных и культурных традициях заниматься сотворчеством, синтезом нескольких разнообразнейших пластов образных рядов? Отказ от осознавания, что их традиции — это такой же вариант, как и традиции европейцев и не более того. Но где появляется тяга к замещению одного другим причём на уровне жёсткого отрицания того, что было ранее, там связь с источником одухотворения рвётся. Что мешает невесткам старших братьев из сказки «Царевна-Лягушка», повторяя за младшей невесткой (выливая остатки питья в один рукав, бросая обглоданные кости в другой рукав), не копировать, а создавать свои озёра с другими птицами? Отрицание этой самой невестки, отрицание работы образа как тонко-материальной одухотворяющей силы, ненависть, обиды, зависть. При этом они жёстко зависимы от плотной материи, боясь утерять хоть кусочек. Еда, дома, одежда, гаджеты — это копии копий, реплики реплик, из которых вымыта божественная составляющая. Рождение человека или опыты с животными превратились в то же создание копий и реплик, где при создании каждого последующего (за редким исключением) создания, новой копии или новой реплики, связь с Творцом, Духом Святым становится всё тоньше, а суть человека или животного становится всё мельче. Человек измельчал, как измельчала его душа, так как держать связь с источником безумно тяжело, легче окунуться с головой в виртуальность жизни копий, реплик и симулякров, создавая в ней свою систему ценностей, силясь стать Творцом, но теряя при этом даже человеческий облик. И так как свету истиной души и духа нет выхода в этой реальности, то вместо светлых и одухотворяющих образов кукол, люди творят больные и извращённые образы, а вместо нежнейших покровов в виде туник и тог они создают коллекционные платья из мяса.

Когда-то мы были воплощением Творца, богов, стихий. По сути и сейчас ими являемся. И назвать человека репликой бога язык не поворачивается. (Хотя существует такое выражение, что «человек — это обезьяна Господа Бога»). А вот назвать дочку репликой мамы или одну подружку копией другой более чем приемлемо и уже естественно.

В том-то и парадокс: отрицая пантеизм, ведизм, апостасию, и уходя в плоды или результаты работы не Творца и всех ему сопутствующих сил, а именно своих рук, человек теряет связь с источником, без которой получить божественное удовлетворение от потребляемой материи невозможно. Нас уводят от создания и творчества, а мы, так как прошли душевую сепарацию, уводимся.

Читайте также...

  • Вылез из норы. Ни одной проверки не пройти. Тема норного образа жизни очень характерна для современного общества. Дома с ячейками-норками-квартирками, полная разобщённость и как следствие полная недееспособность не в плане […]
  • «Завидую тебе белой завистью». Сегодня слышала, как одна женщина говорила другой: «Я завидую тебе белой завистью». Я давно изучаю образ и состояние зависти, в том числе, так называемой, белой и, так называемой, чёрной […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *