Катя про инициативу

Инициатива наказуема?…

Или о том, как мы хотим жить в болоте…

Какого человека мы представляем, когда нам про него говорят инициативный? Это тот, у которого есть огонёк, который ещё не погряз в своём болоте и норе, который принимает этот мир и проявления этого мира, который находится в потоке. У такого человека много идей, он делится ими с другими, он в любом событии видит возможность, он предлагает свои идеи миру, он их воплощает. Через свою инициативу он преобразовывает окружающее его пространство.

Ещё про такого человека можно сказать, что жизнь из него плещет через край, он за счёт своей инициативности является буксиром для других, он их оживляет.

Но зачастую люди очень скептично относятся к инициативным людям, к инициативе. Говорят «опять этот чудик что-то придумал, сейчас ко всем приставать будет со своими безумными идеями». Да, конечно, бывает и так, что инициативный человек может впадать в эйфоричность и предлагать какие-то, на первый взгляд, нереализуемые вещи. Но вместо того, чтобы его отталкивать, стоит присмотреться к его идее. Возможно, её можно воплотить в какой-то другой форме, разумной и жизнеспособной.

У меня был одногруппник, совершенно уникальный молодой человек. У него было всегда очень много идей, которыми он делился со всеми, кто готов был слушать. Он мог очень легко познакомиться с сидящими людьми за соседним столиком, к примеру, в кафе, и уже через 15 минут, рассказывать им про какую-то свою идею. По началу он меня очень раздражал своей, как мне казалось, наглостью… «Как он может», думала я, «первый раз придя на пару, не сдав ни одного задания, рассказывать как ни в чём ни бывало про свои идеи преподавателю», а преподаватель проникался и ставил ему зачёт. Тогда я была очень заточена делать всё по букве закона, соблюдать правила. Я думала, что всю жизнь можно прожить по инструкции, если всё по ней делать, то придёшь к нужному тебе результату. А тут, у меня возник пример перед глазами, в лице одногруппника, что можно совсем иначе, что жизнь может быть разнообразной. Мы через какое-то время сдружились, и одногруппник предложил мне поучаствовать в конкурсе на повышенную академическую стипендию (ПАС). Я тогда на него посмотрела, как на совсем с луны свалившегося. Где я, и где соответствие всем тем параметрам для получения ПАС. Но одногруппник был полон энтузиазма, в результате которого мы написали две научные статьи, провели несколько субботников и коммуникативный тренинг и публиковались в студенческой газете, сходили на творческий вечер, где рисовали картины. И каждый сделал ещё что-то несовместно, я, например, опубликовала тезисы в сборнике конференции, одногруппник пробежал марафон. Но у меня в начале было жёсткое сопротивление, я думала, что это нереально, было лень искать варианты, искать возможности. Однако, одногруппник изо дня в день возвращался к этой идее. У нас в итоге получилась замечательная команда, в которой он предлагал разного рода идеи, а я со своей прагматичностью выбирала те, которые более менее приземлённые. Например, я искала места, где можно опубликоваться, он – людей, которые придут на тренинг. Я с теплотой вспоминаю то время и одногруппника. За счёт инициативы одногруппника у меня было какое-то движение, я расширилась до других действий, выходящих за пределы моего обыденного ритма. Одногруппник же соглашался на разного рода проекты, мог уехать в какую-нибудь незапланированную поездку. И сейчас он такой же.

Но почему мы так остро реагируем нам инициативу другого человека? Почему злимся? Потому что нам очень больно. Нам очень больно от того, что сами мы в своём болоте и рутине уже даже при желании не можем проявить инициативу. Нам очень сложно инициативно проявиться даже в совместном проживании. Например, я, живя с бывшим мужчиной, не могла ему даже предложить программу на выходные, он мне – тоже. Когда мы ездили отдыхать к друзьям, весь наш отдых заключался в приготовлении стандартного набора блюд, алкоголя, просмотра фильма и пьяных бесед. Ни у кого даже желания не возникло проявить инициативу и продумать план проведения вечера с каким-нибудь конкурсами, загадками, историями. Ни у кого не возникало желания приготовить любопытное блюдо, или предложить совместно его приготовить. У нас есть шаблоны, в которых мы живём, в которых нет места творчеству, нет места душевному проявлению, нет места приложению сил к построению отношений и преобразовании материи. У нас есть чёткий расчёт на потребление, аккумулирование сил на хапок, делание чего-то только баш на баш. А когда рядом кто-то предлагает что-то новое, не даёт, то, что можно хапнуть, а предлагает совместно с ним что-то сделать, мы начинаем беситься от того, что это же надо пошевелить мозгами, чтобы воплотить предложенное. А очень не хочется. Но проблема в том, что, когда захочется, то будет очень сложно. Наши сознания атрофированы, сужены до алгоритмов, мы – машинки с заданными настройками, мы сами на это согласились, и платим своей неудовлетворённостью и болью.

Когда я познакомилась с Настей, когда я начала с ней работать, я увидела совершенно иной образ жизни, совершенно другое отношение к миру, к людям, к жизни. Настя всё время что-то предлагает, делится впечатлениями от увиденного, от того, что она узнала. Она приглашает на общие встречи, придумывает загадки, даёт задания сделать, например, постановку, приготовить что-то необычное. Настя дарит подарочки, отдаёт неношенную одежду, которая стоит не 5 копеек, и даже не 50. Настя очень много делиться с миром, вокруг неё пространство преобразовывается, а жизнь кипит. Настя предлагает поездки, продумывает планы поездок, очень много рассказывает…И, конечно, быть при таком человеке очень хочется. Но, когда нам Настя задаёт вопрос, а где же наша инициатива? То наступает тупняк…мы потребляем, но проявить инициативу не можем. Даже на уровне пригласить на чаепитие, в моём случае…Мы занимаемся потреблятством, и ждём, что нам мир поставит памятники и наградит непомерным богатством просто за то, что мы следуем мёртвым инструкциям…А кому это надо? В итоге, мы живём в болоте своей рутины, болеем, обижаемся и уже не в состоянии ничего предложить миру, потому что он нам должен.

Только почему мы решили, что мир нам должен. И за что? Вопрос открыт.