Экзистенциальные канючки.

Печальный Демон, дух изгнанья,
Летал над грешною землей,
И лучших дней воспоминанья
Пред ним теснилися толпой;
Тех дней, когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим,
Когда бегущая комета
Улыбкой ласковой привета
Любила поменяться с ним,
Когда сквозь вечные туманы,
Познанья жадный, он следил
Кочующие караваны
В пространстве брошенных светил;
Когда он верил и любил,
Счастливый первенец творенья!
Не знал ни злобы, ни сомненья,
И не грозил уму его
Веков бесплодных ряд унылый…
И много, много… и всего
Припомнить не имел он силы!

Давно отверженный блуждал
В пустыне мира без приюта:
Вослед за веком век бежал,
Как за минутою минута,
Однообразной чередой.
Ничтожной властвуя землей,
Он сеял зло без наслажденья,
Нигде искусству своему
Он не встречал сопротивленья —
И зло наскучило ему.

***

И Ангел строгими очами
На искусителя взглянул
И, радостно взмахнув крылами,
В сиянье неба потонул.
И проклял Демон побежденный
Мечты безумные свои,
И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во вселенной
Без упованья и любви!..

М.Ю. Лермонтов «Демон».

Сегодня отвечала на вопросы следующего характера (приведу в оригинале, как они были заданы): «Еще у меня какой-то внутренний кризис. Всю свою жизнь я вижу бессмысленной. Да, я понимаю — есть смысл, который мне неочевиден. Если дело в нем, что делать, чтобы его найти? Если дело не в нем, то как преодолеть кризис? Суть в том, что я делаю, делаю что-то, но все это не вызывает радости, нет перспектив. Чувство, что бегаю в колесе. Где тут выход? Я уже облазил многое, рассматривал, изучал. Чем больше смотрю, тем больнее становится. Пробовал рассказывать об этом — но легче не становилось. Тогда я перестал об этом говорить, стал просто продолжать как-то жить. Меня это не устраивает — нет чувства счастья.

Я брался за что-то новое. Менял обстановку. Вел дневник, описывая свои состояния. Выйти из колеса это не помогало. Где искать выход?» Подобного рода экзистенциальных вопросов о том, как найти смысл жизни в разного рода формулировках я получала очень много. Зачастую это были и есть негласные вопросы или не в такой степени концентрации, как эти. Но суть одна: дайте мне таблетку для молниеносного решения всех вопросов или дайте мне такую инструкцию, выучив которую, мне больше страдать, печалиться и унывать не придётся. В этом перечне вопросов важен один нюанс: «Пробовал рассказывать об этом — но легче не становилось». Вопрос заключается в том, с какой целью человек начинает рассказывать? Со скрытой целью, чтобы его не поняли, а с явной целью получить обезболивание? При таком раскладе человек не решит ни одной своей проблемы. Можно рассказать самому последнему сплетнику, он расскажет всему миру и через это очиститься. Можно рассказать одному человеку, он выслушает, никому не расскажет, но легче не станет. Всё зависит от внутренних целей человека. Одна известная знаменитость шоу-бизнеса повествуя о своих школьных годах в одной из передач по телевизору, рассказала о моменте, когда она дала учительнице прочитать тетрадку со своими стихами. А та в свою очередь огласила этот факт перед всем классом. И будущая знаменитость была оскорблена до глубины души. Или до глубины своей горделивой личности? Даже если учительница получила тетрадку, даже если учительницу попросили не говорить, сам факт вынесения в мир чего-либо уже подразумевает оглашение по поводу себя чего-либо. И если смотреть на более глубинном уровне, то человек этого одновременно и хочет, так как если что-то, что он скрывает, узнают, ему станет легче, и этого же он и боится, так как оглашение может повлечь разного рода нюансы, а человек к этому как бы не будет готов. Хотя если он попал в ситуацию — значит готов. Но обидеться всегда легче, чем пройти. И вот такого рода выводы постепенно приводят человека к обособлению от этого мира. Почему? Потому что он считает, что нет вокруг людей, которые бы его поняли. И он начинает погружаться в дебри своего сознания, разгоняя, что его глубокий внутренни прекрасный глубокий мир никто не в состоянии понять. Да и разного рода тонко-материальные сущности не дремлют. Они давным-давно знают эту лазейку в человеческую душу через уныние с удабриванием гордыни. В Экклезиасте сказано: «Потому что во многой мудрости много печали; И кто умножает познания, умножает скорбь». Но значит это познание используется не для очищения, а наоборот для взращивания гордыни. Если человек в поисках смысла жизни начинает противопоставлять себя миру, а следовательно, и богу, и Духу Святому, он меняет вектор. Он возомнил о себе то, чем и близко не является. И постепенно, смотря на мир через призму своего пьедестала, он уходит в кромешную безнадёжность, ощущение безвыходности становится естественным для него, апатия и фрустрация сковывают его. И тогда возникают вопросы: «А человек искал смысл жизни или что-то другое? Он использовал полученную информацию для возвеличивания себя и нивелирования значимости себе подобных? Он решил потягаться с богом, замахнувшись на уровень божественного осознавания, не дойдя до уровня осознавания человека?» Получается, что человек узнав какую-то толику до такой степени посчитал себя избранным, что при первой же проблеме уже не в состоянии её решить. Почему? Потому что полученные им знания оторваны от жизни. Он не может применить их в простом быту, он жаждет горнего, когда дольнее захватило его. Вот и получается, что мы кидаемся поворачивать реки вспять, а жизнь проходит мимо, мы погружаемся в схоластические выхолощенные умности, а жизнь опять проходит мимо. Всё начинается с простой чашки, положенной в нужное место, и с простой ложки, вовремя кому-то предложенной. Но это до такой степени низменно и мелко, что даже не рассматривается как нечто значимое. Вот создать новую вселенную — это масштабно и глобально. А угостить вовремя конфетой — это банально. Но ведь и на уровень печального Демона — духа изгнания люди, которые задают подобного рода вопросы, во многом разочарованные, так как была цель разочароваться, не тянут. И в итоге внутренняя капризность, неудовлетворённость, хроническое уныние и беспросветность захлёстывают их. А казалось бы, чего проще, осознать хоть какую-то толику и начать претворять часть божественного замысла, которую необходимо вылить через себя в этот мир. Но уныние, печаль, страдания, капризы слаще нежели реальная работа и реальное движение. И таким образом получается, что человек явно ищет смысл жизни, а неявно занимается богоборчеством, но категорически отказывается это признавать.

Читайте также...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *