Юля. Все же рожают…

Как я писала в предыдущем своем отклике, у меня очень много знакомых, приятельниц, коллег, у которых уже есть дети. И когда у меня встал реально и закономерно вопрос о рождении ребенка, я поняла, что я абсолютно к этому не готова.
Нет, на уровне, как все, как мои мама, тёти, сёстры, коллеги, приятельницы, к такому рождению ребёнка я была готова уже давно. Не раз в рабочих беседах со Стасей я заявляла: «Ну все же рожают, что я хуже всех?» Но ведь в этом-то и суть. Я заявляюсь совсем на другой уровень, на осознанность. Все те, кого я знаю, кто рожал детей, делали это и продолжают делать в полной неосознанке. И вопрос о том, в каком состоянии они находились во время беременности, во время родов, после родов, раньше меня совсем не волновал.
После 5 лет работы со Стасей, наблюдений за Стасей во время её беременности и после родов и очень плотной почти двухмесячной работы касательно меня и привода мной сюда души, я, конечно, стала поглубже задумываться о сути родов, о сути привода души и помощи ей в том, чтобы окрепнуть на своём пути.
Однако, фразы типа «все же рожают» говорят о том, что база моя наигнелейшая, пропитанная совдепом и полным нежеланием вникать и осознавать. Говоря «что я хуже, чем все», получается, я хочу скинуть полностью ответственность с себя на близких людей, на врачей, медицину, государство. Ведь так поступает большинство. Никто из моих знакомых никогда не задавался вопросами души. Рожали, потому что время, рожали для клана, для удержания мужчины для того, чтобы в старости кто-то стакан воды подал, для того, чтобы напитаться «неземной любовью». В общем, сплошные жёсткие программы и ни капли осознанности и понимания.
Если рожать осознанно, то это совершенно другое. И на примере Стаси я впервые увидела и на своем уровне поняла, что это такое — осознанное материнство. Даже все клубы осознанного материнства — это в большей степени фишки, мода. Да, они могу дать что-то поглубже на уровне чем питаться и кормить, на уровне более продвинутой гимнастики, вопросов здоровья. Но состояние души, сознания, страхи, прикрытая всеприятием гниль, увы, всё это обходится, обтекается, замалчивается. Например, женщина, ходящая в такие клубы много лет, не в состоянии решить проблему отношений с дочкой, которую она не может просто обнять… Вот, что значит, как все. Как все обтекать, стекать, молчать, терпеть, таить, прятать, разносить себя изнутри и ребенка, весь мир, ненавидеть своего мужчину, но играть на публике любящую жену и маму.
Да, Вы можете сказать, что вот мы рожали и всё у нас в порядке… Когда-то я с пеной у рта доказывала, что у меня нет проблем и привязок к маме. Теперь я вижу всё совсем иначе. Многие женщины жёстко двигаются под кланом, кто-то под мужчиной, кто-то всеми правдами и неправдами под крышей государства, а кто-то просто отказывается от новорожденного.
Я к своим почти 40 годам поняла, что не хочу того, что происходило и до сих пор происходит с моей мамой, тётями и их детьми, приятельницами и коллегами. Идти по стопам мамы и клана — это жестко двигаться в их программе, результаты которой я на себе же испытываю и которые вовсе не приносят радости, а наоборот.
Не раз в моей жизни, когда вопрос подходил к рождению ребёнка, я думала, что не буду делать те ошибки, которые делала мама. Я думала, что у меня должно быть всё по-другому и, что я приложу максимум сил, чтобы не закручивать полную морока воронку в отношениях со своим ребёнком, не буду мучать его и врать ему, не буду срывать на нём злость и неудовлетворение, не буду относиться к нему, как к игрушке или приложению, не буду привязывать его к себе так, что потом не разрубить эти канаты.
Однако, на поверку вышло так, что все свои «не буду», я сама же превратила в свои «есть» и «буду». И всё то, что так в детстве я не приветствовала в маме, всё это есть во мне и колосится колосом со спорыньей.
На днях я слушала рассказ И. Бунина «Митина любовь» и, хотя, там совсем вскользь сказано про маму Мити, я подумала, что же это за мама, которая не чувствовала, не хотела видеть, что происходит с сыном? Которая вообще не смогла дать ему хоть какие-то ориентиры в жизни, показать, что жизнь не зацикливается на женщине, а точнее на своём хочу и только по-моему. Не объяснила, что такое ревность, нежелание делиться, что такое богоборчество и насколько это губительно для души. Она, наоборот, всему этому дала пышный цвет. И кому же, как не маме помочь решить вопрос с первой влюбленностью своего сына, а точнее с его одержимостью, показав ему для примера образ жизни тех же крестьян, расставив верные акценты, проведя с ним душевную беседу, сладив пространство. Несмотря на то, что действия происходили в дореволюционной России, уже тогда неосознанность и гниль цвели пышным цветом, прикрываемые манерами и образованностью. И мне намного попонятнее, как же так произошла революция, и Шариковы со Швондерами заполонили мир. Сами своими руками всё сделали и дали на это добро.
Мама Мити, как и все другие, в том числе и современные мамы находилась в полной неосознанке и безответственности. А вот люди из народа, крестьяне, видели, что происходит с барчуком. И староста сам начал помогать Мите, чтобы решить его болезненный вопрос.
Ещё тогда был народ душевнее, и ещё были отголоски того русского, светлого, наполненного божественным смыслом мировоззрения. Но увы, горделивое, пресыщенное, полное обид и морока барское воспитание одержало верх…
Мне видится, что многие из нас прекрасно помнят, как в детстве мы чутко воспринимали взрослых и их вранье, заявлялись, что не будем такими, как они. Но потом, как бы незаметно для самих себя, становимся их же подобием в ещё более жёстком варианте.
Я вижу, что все те проблемы, которые были у моей мамы, есть и у меня. И чтобы поле души заколосилось здоровым колосом, необходимо долго и упорно вычищать, выжигать гниль, провести кропотливую работу по мелиорации.
На днях я беседовала со своей давней приятельницей, которая 3 года назад родила, как и все. Я наблюдала за ней, за её ребенком, за её мужем и понимала, что всё под одну гребёнку и, что это полный беспросвет и шиздец: декретный, который прошёл в полной неудовлетворенности и состоянии «как всё задолбало». Муж, который стандартно после работы на диване перед телевизором. Ребёнок, которого забрали из садика, но он всё ещё полный энергии, желания познавать, творить, тщетно пытающийся расшевелить своих уже освиневших родителей, и уже обессилевший, планомерно превращающийся в их подобие. Никакой речи о поездках, путешествиях, занятиях с ребёнком, его образовании, наполнении его новыми образными рядами, ни слова ни то, что о своем, но даже о каком-либо продвижении ребёнка. Ненавистная работа после недавно закончившегося декретного и уже созревшее решение — родить второго ребёнка, чтобы не ходить на работу. Вот, один из многочисленных примеров, как рожают все.
И этот образ «как все» заполонил и мое сознание. Мы видим мамочек, гуляющих с колясками, изображения мамаш со своими разодетыми и разукрашенными словно куклы детьми в фейсбуке, слышим восторженные рассказы коллег, о том, как их дети развиваются и какие они забавные. Но всё это обёртки, пустые фантики. Никто не расскажет о своих проблемах и как муторно на душе, как накрывает от нереализованности, насколько видится пустым образ жизни после рождения ребёнка, когда программа выполнена, а жизненной цели совсем нет. За всем этим глянцем стоит полный воз катастрофических проблем, нерешенных вопросов, и очередная загубленная душа, которой хотя бы стоило не мешать стать на свой путь. Но это «хотя бы не мешать» — это уже совсем другое мировоззрение. И вроде как Митина мама ему вовсе и не мешала и не лезла в его дела. Но это именно тот самый фантик. Все гнилое, обмороченное, подрубающее крылья, направляющее в смерть, губящее душу вкладывается зачастую совсем незаметно, одним лишь взглядом или едва заметным жестом. Ну и, конечно, образ жизни родителей — это образчик для детей. Как не талдычь ребёнку «не воруй», но если сама мама втихую приписывает себе два лишних новогодних подарка, то ребёнок всё это считает без слов. И неудивительно, что потом он может стать вором.
И лишь только сильная душа сможет не вписаться во всю эту бабью болонь, личностные проблемы, войны полов. Но сколько таких сильных приходит сюда воплощаться?.. И, получается, что «все же рожают» именно для питания набирающей с наимощнейшей скоростью обороты машины Сансары, кующей с каждым разом всё более слабые души — «маленьких человечков большевистского переулка» или Шариковых. Получается, неосознанная мама, которая рожает, как и все – это тупое орудие, безвольный инструмент в руках определенных сил, а вовсе не та открывающаяся с лёгкостью дверца — створка, наполненная божественным светом, находящаяся в божественном потоке, воплощающем свой глубочайший светлый замысел, вовсе не та Матушка -Лебёдушка, помогающая душе окрепнуть на своём пути.

Юля о программах «Хочу ребёнка, не хочу ребёнка».

В свои 18 — 20 лет я уже активно думала и явно хотела ребёнка. При чем желание это было совсем неосознанным. Я тупо хотела ребёнка, потому, что я женщина и у каждой женщины должен быть ребенок. Я строила навьи, как бы мы с ним замечательно ладили, жили бы душа в душу. Образ мужчины – папы ребенка весь такой замечательный, помогающий, приносящий персики, как в том фильме, играющий с ребенком в футбол, если это мальчик, или носящий девочку на своих плечах. Все прямо как в фильмах. Позже, не сумев выстроить отношения с первым мужчиной, я начала думать, что никто на свете меня не будет так искренне любить, как собственный ребенок. У меня мощные привязки к маме и мне хотелось, чтобы и ребенок был так же привязан ко мне, как я к маме. И получается, что для меня всегда ребёнок был нужен для самой себя, чтобы жалеть себя, питать свою гордыню, властолюбие и ни грамма, даже помысла в сторону того, чтобы родить ребёнка для самого ребёнка, привести душу в этот мир и помочь ей стать самостоятельной, дееспособной, умеющей решать вопросы, умеющей строить связи. И не мешать ей в её пути, в её задачах на это воплощение, лишь помогая ей по необходимости, а не навязывая свой образ, как поголовно все родители делают, которые на входе уже железобетонно хотят, чтобы их ребенок стал врачом или учителем. А другие родители, явно не претендуя на захват образа жизни ребенка, всеми своими действиями, помыслами, самыми мелочами двигают их туда, куда они сами двигаются – в бездну.

Конечно, моё желание подогревала и программа, вложенная кланом, — нет жизни без ребёнка. Без ребёнка я не состоюсь. Моим родителям нужны внуки. Без ребёнка я буду чуть ли не изгоем. И тому подобное. И здесь ни капли задумывания о ребёнке и его душе.

До лет 27 — 30 моё желание иметь ребёнка я бы назвала оголтелым. Каждого мужчину, с которым я планировала отношения, я рассматривала в первую очередь в качестве папы для ребёнка. Мужчин я искала таких, которые пусть не сразу, но были бы готовы к ребёнку.

Я накрывалась от того, что у многих из моих приятельниц уже давно были дети. Мои коллеги рожали детей. Я, видя в фейсбуке изображения новорожденных, заходилась в слезах, «мечтая» о «своём комочке счастья».

И так, мне уже за далеко за 30, но до сих пор у меня нет ребёнка.

У меня было несколько отношений с мужчинами и ни с одним у меня не вышло ничего. И когда уже встал вопрос о ребёнке с мужчиной, с которым я была в отношениях самое длительное время, я в итоге разорвала и эти отношения.

Начав работу со Стасей, тема ребёнка поднималась, но она настолько болезненная для меня, что я её всячески обтекала. Когда мои родственники в очередной раз задавали мне вопросы или настаивали, чтобы я скорее рожала, ведь часики тикают, я агрессивно заявляла, что у меня ребёнка не будет. Я декларировала, что смогу прожить жизнь без ребёнка и поскольку в моём кругу не было маленьких детей, то я могла прикрывать, держать за ширмой то, что внутри я оголтело хочу ребёнка. Получается, я перешла в другую крайность, от оголтелого желания родить ребёнка к оголтелому его отрицанию.

Стася мне показала, что моё отрицание очень чревато и, что одно дело не рожать и осознавать почему, другое дело отрицать рождение и возможность привода сюда души.

Когда родилась Амрита, а точнее, когда я узнала, что Стася беременная, то во мне забродили процессы, которые уже невозможно было скрывать и сдерживать.

Я большую часть беременности Стаси находилась с ней рядом. Мы много путешествовали вместе и в далёкие страны, и на машине, и на самолёте, и на пароме. Встречались с разными людьми. Я видела, как Стася решает вопросы будучи беременной. И беременность вовсе не ограничивала или мешала ей решать вопросы. Стася так же решала вопросы, как и всегда, была на связи 24 часа в сутки, разруливала сложности, проблемы, делилась со всеми, писала наблюдения, по полной закупала подарочки, планировала следующие поездки.

Всю беременность Стаси я наблюдала за ней, и где-то на периферии у меня были мысли применительно и к себе. Например, как бы я ощущала себя беременной, была бы я такой шуршащей, как Стася, был бы у меня токсикоз и как бы я проявлялась, если бы он у меня был, хотела бы я нон-стоп спать, как бы это проявилось в отношениях с людьми, в работе.

Но вопрос касательно того, чтобы самой родить я не поднимала.

И когда родилась Амрита, я заболела, залегла в нору. Меня накрывала и ревность, как маленького ребёнка, у которого, например, родился братик или сестричка, но также накрывала и моя нереализованность. Программа «Родить» давала о себе знать по полной. И эту программу я не в силах убрать. Мое тело уже давно готово к родам. Я с 20 лет нон-стоп слышала от врачей требование рожать, иначе у меня будут и дальше проблемы с грудью. После 30 я набрала вес и никак этот вес не уходил. И Стася не раз мне говорила, что физиология сильна и что это готовность к родам. И, конечно, физиология полностью связана с сознанием. Но я со своим уровнем сознания, мягко сказать, не в состоянии повлиять на свою физиологию.

Увидев Амриту, я заплакала и вообще всё это время, когда я была рядом, у меня было очень чувствительное состояние. И когда Стася меня спросила, я сказала, что хочу ребёнка. Но дальше слов, что я хочу ребёнка, от меня ничего не последовало.

Я ждала, оттягивала, боялась. Я словно все эти годы посадила себя, своё тело в заморозку и жёстко перетерпливала. Но так не могло продолжаться постоянно. Ведь рано или поздно заморозка отходит и после сорока со мной скорее всего начались бы очень жесткие процессы. Но об этом я тоже не думала. Я пустила всё на самотёк и напрочь не хотела видеть и думать, что со мной будет в 45 — 50 лет, не думала и про климакс, и о том, что когда наступит время, я уже не смогу иметь детей и как я буду кусать локти. Я отказывалась слышать и то, что ко мне стучится душа. Я не хотела, категорически отказывалась брать на себя ответственность чтобы решить свой же вопрос и самой поднять этот вопрос со Стасей.

Программа «Ребёнок» во мне сильна. Но, что парадоксально, у меня есть и другая программа, которая тоже очень сильна – «Нет ребёнка». И моя оттяжка в решении вопроса, безответственность, отрицание – это всё проявления этой программы. И эти 2 программы, как коса на камень жестко бьются друг о друга.

Стася, видя мое состояние, зная, какая я, предвидя, что со мной потом будет, сама подняла вопрос касательно ребёнка и сама построила за меня образ, как можно решить вопрос. Она взяла на себя ответственность за решение моего вопроса. Я же декларирующая, что хочу ребёнка не то, что сама не подняла его, не проговорила, не спросила, не попросила помощи, так ещё скинула ответственность, ожидая, когда Стася начнет решать вопрос за меня.

Ребёнок и отношения с мужчинами – самые наисложнейшие мои проблемы. Я, заявившись на ребёнка, по факту не могла даже образ построить и ничего спланировать. У меня не было даже бытовых образов, как решать вопрос, и даже вопросов не возникало, не говоря уже про тонкую составляющую. Хотя я видела, как и что делала Стася. Но увы, у меня заложены только совдеповские образы, стандартный образ советской семьи – «Папа, мама, я – дружная семья». О том, как общаться с душой ребёнка, как договариваться с ней, чтобы она подождала пока я готовлюсь, это напрочь отсутствует в моём сознании. Я даже не могла обсуждать со своим мужчиной тему ребёнка. Стася, получается, духовный, как бы соединяющий нас канал и с мужчиной, и с ребёнком. Она слышит то, чего мы оба будущих родителя не слышим. Она поднимала все темы, обсуждала и со мной, и с моим мужчиной тему ребёнка, а я сама была не в состоянии.

И получается так, уже с моего рождения во мне работает программа «Хочу ребёнка», и тоже очень давно — программа «Не хочу ребёнка». При чем программа «хочу ребёнка» проявляется только на словах, а программа «Не хочу ребёнка» проявляется во всех моих действиях.

За последний месяц за счёт поднятия этой темы было проявлено столько моих проблем, которые мертвым грузом складировались в пещерах моего сознания. Я поняла, что я не способна строить отношения с мужчиной, я не знаю как строить отношения с ребёнком, я не готова взять на себя ответственность рожать или нет, я перекати-поле и, как только вижу малейшую проблему, начинаю сомневаться и метаться, меня волнует только я и мой комфорт, я не готова делиться даже с ребёнком, я даже не думаю, не хочу видеть, что чувствует душа ребёнка, видя в каком состоянии его будущая мама. Я не вижу тонких знаков и не хочу видеть, что в моих снах мне показывают. Мои хочу на первом месте для меня и я напрочь не вижу, что сопротивляясь потоку. И не принимая его, не принимая и не слыша душу ребёнка, я закрываю проход для стучащейся души, я являюсь закрытой дверцей для нее, через которую она могла бы прийти в этот мир. Отрицая мужчину от которого планирую зачать, я снова перекрываю ход и тем силам, которые помогают приходу этой души… Я, получается, отрицаю и не принимаю саму жизнь…

Просто жить уже с этой темой и поднятыми проблемами не получится. Не решая вопрос, я просто буду постепенно сходить с ума. Что делать? Продираться. В каждом действии видеть то, с какими целями я делаю это, вычищать тонны закаменевшего говна, по крупицам, видеть и признавать, как работают обе программы и осознавать каждый свой шаг и решения, взять на себя ответственность, стать взрослой и не перекрывать ход силам, току и божественному замыслу, в котором воплощается его частичка. Убирать юлецентризм, и то, что я считаю себя пупом земли. Понимать, что ни мужчина, ни кто бы то ни был мне ничего не должны. За все свои шаги и решения только с меня ответ. Становиться взрослой женщиной, человеком… И становясь человеком, видя себя поглубже и свои скрытые цели, будут рассыпаться программы, не будет сомнений и метаний, я буду просто знать, о чём побеседовать с мужчиной и как строить отношения с ребёнком, с людьми, с миром.

P.S. Работа со Стасей по данной теме ведётся нон-стоп, начиная от простейших бытовых вопросов и собирания информации о документах для ребёнка, обдумывания и решения вопроса с одёжкой, люлькой, выбора роддома и акушера – гинеколога, с которым уже заранее нужно выстраивать отношения и который бы разумно сопровождал во время беременности и вплоть до поднятия наиглубейших проблем и потаённейших страхов, связанных и с прошлыми воплощениями, вытягивания залежей гнили на свет, пересмотра прошлых, детских решений, построения новых образов, работа касательно снов и тонких проявлений, знаков, соединений и как бы разных ситуаций, но посмотрев поглубже одна из другой вытекающих. И всему этому, по сути, должны были научить и объяснить на входе родители… Но увы, нашим родителям самим нужна такая работа и кардинальная правка. Поэтому очень важно будущим родителям на входе понимать, осознавать с какой целью хочется родить ребёнка… Или вовсе не хочется, но программа требует…

Катя о своих наблюдениях за беременностью, родами и первыми месяцами после рождения.

Главная опасность, от которой необходимо оберегать детей, их родители. /Д.Б. Шоу/

Сомнительно, чтобы во всей вселенной было что-нибудь отраднее тех чувств, которые пробуждаются в сердце матери при виде крошечного башмачка её ребёнка.
/В.Гюго/

Моё отношение к беременности очень специфическое. А по поводу рождения и воспитания детей я вообще не особо хотела говорить и думать. Для меня было чётко обозначено, что с рождением ребёнка наступает конец жизни мамы в плане её как человека, как самостоятельной единицы…То есть, я считала, что принимая решение рожать, а тем более родив, женщина становится мамой при ребёнке. Это означает, что женщина должна будет оставить карьеру, времени у неё ни на что не будет хватать, мужу она уже будет не так чтобы интересна…а ещё – это изменение фигуры, это отсутствие времени на себя, превращение в наседку. (Что любопытно, мама моя наседкой не выглядит. Однако, она и не вкладывается в необходимой мере в нас.)

Более того, очевидно, что на ребёнка необходимо очень много времени, помимо этого необходимо успевать всё то, что ты делала до рождения. А ведь по факту еле-еле хватает времени на себя, да на худо бедно выполнение каких-либо дел по дому. Что тут говорить, если порой поход в магазин воспринимается как дело, отнимающее все силы, а приём гостей сущим наказанием. О каком ребёнке может идти речь, если единственным желанием в конце рабочего дня в пятницу является желание не вставать с кровати, смотреть фильмы/сериалы, да кушать вкусняшки.

О каком ребёнке можно вести речь, когда мяукание кота вызывает дикое раздражение, а разбросавший носки муж, становится врагом народа.

Глухое раздражение, которое ты научилась скрывать от себя самой, начнёт лезть наружу, когда необходимо будет решать вопрос ещё и с воспитанием ребёнка. Прекрасно, когда раздражения нет. Но в силу наших сознаний, и в силу того, что я наблюдаю в отношениях многих пар, раздражение есть и его очень много. Подобное раздражение проявляется в подъёбках друг друга, не сообщении заранее о каких-то событиях, звонках, в случайном забывании купить то, что попросили, опозданиях, забываниях о планах и пр. Этот список можно продолжать и продолжать. Но это наши реалии, которые воспринимаются нормой, на что разводя руками говорят: «Что не бывает идеальных людей/ надо принимать друг друга со всеми недостатками/ ну он такой, а она такая/ найди себе того, кто будет раздражать тебя меньше всего, и живи с ним» и пр. Но не идёт речи о том, что раздражения и недовольства друг другом быть не должно. А если оно есть, то с ним необходимо работать. Все мы бываем недовольны друг другом, но это необходимо признавать не только на уровне слов, а на уровне понимания, что с этим недовольством надо что-то делать.

Прочитал, что симптомы беременности — сонливость, лень, нервозность. Сделал вывод, что жена уже три года беременна.
/автор неизвестен/

Что мы научаемся делать? Мы виртуозно научаемся обманывать себя и других, повторяя как мантру, что это нормально, что идеальных нет, что надо смириться и принять мужа/жену какие они есть…Безусловно, принимать необходимо. Но принимать не на словах, и не на уровне того, что мол да, он такой. Необходимо думать о том, как недостаток проработать, и какие Ваши действия влияют на то, что по отношению к Вам этот недостаток проявился более интенсивно…

Всё это враньё отнимает силы. Человек уже этого не видит и не ощущает явно. Просто определённый запас сил направлен в автономном режиме на удерживание раздражения в «слепой зоне». Мы же не отслеживаем, как работает наше сердце, или как мы дышим. Мы не задумываемся о том, как работает наш организм. А он работает, сердце стучит…Так и здесь мы не отслеживаем, как не допускаем до сознания то, что причиняет боль. То, что может нарушить гомеостаз нашей неуязвимости…

Так вот во время беременности, а тем более после рождения ребёнка, сил требуется намного больше. Потому что происходят совершенно новые для женщины процессы, для неё всё в новинку, она вся в шорах общественного мнения, в страхах за ребёнка и за своё здоровье. У женщины меняется гормональный фон, меняется питание…что-то из привычного категорически нельзя. А если женщины ограничения в питании просто при «диете» не могут ровно перенести, то что говорить об ограничениях, которые возникают во время беременности и кормления? Все эти моменты формируют жёсткое отрицание беременности и рождения ребёнка…И я не пишу о том, что это разумно или неразумно. Я пишу о тех переживаниях, которые могут возникать у женщин. Нет, кто-то вообще проблем в беременности и родах не видит. И всё у них чудесно…я пишу про себя, и знаю, что я не одна такая.

И вот на эти все новые для женщины переживания она направляет все свои силы. И сил на удерживание раздражения, про которое я писала выше, у неё не хватает. И всё накопленное выплёскивается водопадом, сметая всё на своём пути. Муж не узнаёт жену, винит во всём гормоны и ещё не родившегося ребёнка. А по факту проблемы начались ещё до беременности и рождения ребёнка, просто они были скрыты, они удерживались и не допускались до сознания.
И, конечно, проблема не в беременности и родах, не в ребёнке. Базовая проблема в том, что мы не хотим ничего выпускать и прорабатывать. То есть, мы живём на обезболивающих и прочих скрывающих веществах.

И НЕТ НИЧЕГО УДВИТЕЛЬНОГО в таком страхе перед беременностью и рождением ребёнка. Ведь интуитивно понимаешь, что все проблемы вылезут с лихвой, и ты просто в них захлебнёшься…И именно отсюда стойкое ощущение, что ребёнок – это конец.

Многие женщины почему-то думают, что родить ребёнка и стать матерью — одно и то же. С тем же успехом можно было бы сказать, что одно и то же — иметь рояль и быть пианистом.
/С.Харрис/

Помимо всего этого, конечно, необходимо решать вопрос с питанием, токсикозом, врачами, УЗИ, лекарствами…А сердобольные врачи ещё и усилят и так бурлящие страхи, посещаемые беременных или готовящихся к зачатию.
«Западные психологи насчитали более 400 разных страхов, и многие из них в период беременности только усиливаются.» (источник интернет).

  • Страх протекания беременности
  • Страх родов
  • Страх быть плохой мамой
  • Страх потерять привлекательность
  • Страх беременности в зрелом возрасте
  • Ужас при возможности выкидыша
  • Боязнь  патологий
  • Страхи беременных перед родами
  • Страх потери привлекательности
  • Страх рождения урода/некрасивого ребёнка
  • Страх токсикоза
  • Страх преждевременных и внезапных родов
  • Страх генетических заболеваний
  • Боязнь ответственности за жизнь и воспитание ребенка
  • Гоны по поводу того, что будучи на первых месяцах беременности, не знаю о ней, женщина пила алкоголь, принимала лекарства и пр. Как это проявится, какую роль сыграет в развитии ребёнка…
  • Конечно же, есть паника по поводу будущего. Вдруг не хватит денег, испортятся отношения с мужем и пр.

Так вот с этими всеми страхами, со всем этим скарбом представлений я и жила. Я понимала, что это всё очень неразумно, нездорово, что не должно быть такого отрицания. Во время работы с Анастасией я перестала так оголтело кричать, что рожать не буду, что это не для меня и пр. Но явно я понимала, что мне будет сложно оставаться дееспособной, забеременев и родив, а все мои наработки с большой долей вероятности полетят в тартары. И спустя 4 года работы я наблюдала за беременностью Анастасии, наблюдаю за тем, как она решает вопрос после родов…
Конечно, это совершенно противоположный образ беременности нежели был у меня. Анастасия ни на йоту не уменьшила количество выполняемых ею действий. А мне видится, количество действий увеличилось, и я не беру в расчёт действия, связанные с беременностью напрямую. Анастасия не сократила работу ни с одним из нас, решает множество вопросов в отношении координации работы по разного рода делам. Она находилась в отъездах на протяжении в общей сложности около 4-х месяцев. И это всё по большей части зарубежные страны, где нет, к примеру, наработанных связей с врачами на случай чего. Но абсолютно точно Анастасия бы решила вопрос и там. Это совершенно противоположный образ тем представлениям, что у меня: ни в коем случае не надо никуда уезжать, это опасно, а что же делать в случае чего…Нет, лучше сидеть рядом с консультацией с врачом в обнимку.

А ведь такое количество путешествий играет важную роль на формирование образа сознания ребёнка, на взаимодействие матери и ребёнка, на образные ряды, которые он впитывает, находясь в утробе. Анастасия была как за рубежом, так и в городах России. И Амрита увидела очень много разных проявлений мира, людей, ещё не родившись. Это удивительное воспитание и образование ребёнка, которое начинается с самого зачатия. Это формирование широты сознания, его гибкости и разносторонности, это профилактика формирования суженного сознания, которое так нам свойственно. Это профилактика выбора жизни в норе. И если не сопротивляться, то мир очень помогает. Так например, Анастасия во время путешествия увидела изумительные изображения на открыточках, поделилась со знакомыми, и один знакомый обнаружил, что автор этих изображений живёт совсем рядом от того места, где находилась Анастасия. И так срослось, что Анастасия договорилась о встрече с автором и съездила к ней, душевно проведя время. И таких соединений очень и очень много, если течь и не сопротивляться возможностям, которые даёт мир, не отказываться от них, быть гибкими.

Замечу ещё, что беременность воспринимается как болезнь, немного и немало…И соответственно надо ресурсы все направлять на сохранение здоровья и вылечивания.

Я наблюдала за питанием Анастасии, за тем как она решала вопрос с врачами, с акушером…Анастасия слушала свой организм, слушала ребёнка и делала то, что они ей говорят. Нет, она не шла у них на поводу. Конечно же она делала всё, обдумывая каждое своё действие и желание организма и ребёнка…Анастасия делала очень много мелких действий: тут выпьет отвар, тут уксусик с мёдом, тут одну травку скушает, там ещё что-то, то какую-нибудь витаминку съест. Анастасия успевала ходить и на занятия (гимнастика и пр.), и на массажи, и на обучающие занятия, и в бани…Также она сама проводила тематические праздники в течение дня для немаленького количества человек.
И всё это в ровном состоянии, без истерик, без демонстрации своего положения. Ни разу не возникло даже мысли, что Анастасия болеет (это к вопросу о том, что беременность – болезнь).
После того, как родилась Амрита, в этот же день Анастасия была со всеми на связи и решала рабочие вопросы! Параллельно решая вопрос с врачами и их железобетонной борзостью и, по сути, некомпетентностью…У нас уже было несколько праздников, на которых Анастасия присутствовала с Амритой, у нас запланирована совместная поездка на месяц…

И я вижу, что жизнь с рождением ребёнка не заканчивается, что да, он требует множества вложений, но если цель решить вопрос, он будет решён. Ни на йоту Анастасия не стала мамой при дочке, не перестала решать вопросы, которые решала, а отношения с мужем не разрушились, а стали ещё теплее…

Также плотно у меня сидит, что с ребёнком невозможно плотно работать, решать вопросы и активно шуршать. То есть, ребёнок заполоняет всё время мамы, она постоянно вкладывает время только в него. Наблюдая за Анастасией, я вижу, что это, конечно же, не так. Амрита присутствует практически на всех наших встречах. Это очень важно, что Анастасия не занимается тем, чем занимаются поголовно все. Она не скрывает от Амриты происходящее. Мы обсуждаем любые вопросы, используем те слова и образы, которые чётко передают контекст, которые уместны в данной беседе. И неважно, матное это слово (про мат вообще отдельная тема, здесь я пишу в контексте того, что все начинают шикать и затыкать уши), или это беседа про криминал и борзость. Амрита растёт и видит, что есть в этом мире реального, ей не создаётся умертвляющий парник из розовых соплей и нелепых сказок. И это важно, потому что она не столкнётся, повзрослев, с реалиями этого мира. Она в них живёт.

Также Амрита присутствует на занятиях, при записи сообщений и прочее. Она учится видеть, учится решать вопросы с рождения. Хотя обучение началось с зачатия…

Для того, чтобы всё успевать…и работать, и с ребёнком проводить много времени, необходим высокий уровень организации. Необходимо всё делать параллельно. Ведь если всё делать последовательно, то действительно ничего не успеешь. Такой уровень организации требует многих вложений и отслеживания каждой мелочи. Конечно, если женщина не может не опаздывать куда-либо, то такой уровень ей не светит. Или если женщина забывает то, что должна была сделать…Необходим иной уровень взаимодействия с миром, пространством и временем. Тогда они будут помогать…Мы же с ними боремся. Вечно сетуем на нехватку времени, например.

Отношения с мужем у Анастасии стали ещё более трепетные и близкие, хотя они итак были таковыми…Муж постоянно решал и решает вопросы, которые необходимо решать для совместной жизни в будущем. Он очень много делает, ни разу я от него не слышала гонов на Анастасию, что она там капризничает или что-то подобное. Что часто можно услышать от мужей. А Анастасия не требовала от него бегать у неё на побегушках. Таким образом, их совместная жизнь продолжала ладиться, выстраивался всё более чётко тот образ, который необходим для дальнейшего развития. И в этом построении принимали участие Анастасия и её муж.

Безусловно то, что если не прорабатывать проблемы до беременности, то во время беременности и первых месяцев после рождения ребёнка они всплывут. И дело тут не в беременности и ребёнке, а в нас самих, беременность – просто очень чёткая лакмусовая бумажка душевных проблем…

Образ беременности у меня поменялся. Нет, я не считаю, что это легко и просто, и понимаю, что мне до уровня решения вопросов, как у Анастасии, далеко…Но я вижу, что если вкладываться и думать, любой вопрос можно решить. И учитывая уровень врачей в наше время, то крайне небезопасно следовать всем рекомендациям, свято веря, что они идут во благо…
Ни во время беременности, ни после рождения ребёнка жизнь не заканчивается. Но ожидать легкости не стоит. Стоит быть в разуме и решать вопрос.

Ребенок может научить взрослого трем вещам: радоваться без всякой причины, всегда находить себе занятие и настаивать на своем.
/П. Коэльо/

Ира о своих денежных отношениях с миром.

В ходе рабочего общения и работы со Стасей мне были не единожды показаны  проблемы, которых во множество раз больше, чем я представляла. Но цели работать с этими проблемами не было, и всё быстро выветривалось из сознания. И я снова и снова наступала на одни и те же грабли. Новым образам жизни никак не войти в сознание, так как оно заполнено другими образами, которых я предостаточно насобирала за 29 лет. И как старый ненужный хлам необходимо регулярно пересматривать и выбрасывать или сжигать, так и в сознании необходимо пересматривать свои «несметные богатства», с которыми так тяжело расстаться.

По совету Стаси пересматриваю свои денежные отношения с миром. Денежные отношения лишь одно из проявлений, на примере которого можно увидеть проблемы в целом. У меня отношения с миром очень специфические, гнилые, что не единожды отражалось на результатах моего образа жизни, но я предпочитала это не замечать, обижаться и погружаться в ненависть, считая, что ко мне несправедливо относятся.

В этом тексте я расскажу о своих финансовых отношениях со Стасей. Мне видится, что это будет наглядно. И кто захочет что-то поменять в своих денежных и материальных отношениях с миром, тому будет, что почерпнуть из этого текста.

Считаю важным здесь прописать, что в семье со стороны моей мамы я самая младшая, я поздний ребёнок, единственная девочка (о самой старшей двоюродной сестре я не знала). И ещё по многим другим причинам меня воспитывали в таких условиях, что очень много всего давали: внимания, поблажек, денег, сладостей, подарков. Но на словах учили, что все равны, что нужно быть доброй, что нужно делиться – учили всему тому, что так внушается в нашем обществе. И я всё это впитала каждой клеточкой своего тела. Я росла, мня о себе, что я добрая и хорошая девочка, что я честная, заботливая и внимательная. Но мир не единожды показывал, что это совсем не так. Сейчас вижу, что я всё это ощущала и внутренне чувствовала, но видеть и понимать, а тем более решать свои проблемы и меняться, отказывалась. И каждый раз я, уходя в обиду, взращивала свои проблемы. Я чувствовала, что что-то не так, но не понимала, что со мной что-то не так.

Возвращаюсь к денежным отношениям с миром. Расскажу о ситуациях, которые показывают мои гнилые проявления, на которые не единожды мне указывали, но я продолжала тупить и не видеть того, что я делала.

Я нашла канал Стаси, так как мне нужна была помощь в решении тех проблем, которые на тот момент были для меня болезненными. И сейчас эти проблемы остры и актуальны, но в ходе работы видение этих проблем расширилось и стало отчасти глубже. Я научилась воспринимать некоторые вещи чуть-чуть полегче. И помимо этих проблем были проявлены многие другие, которых я и не видела. Я слушала ролики на канале, которые мне помогали что-то увидеть и понять. Я писала комментарии, в которых не напрямую прописывала свои проблемы, и ждала ответов, которые получала. Я начала переписку со Стасей, в ходе которой было показано очень многое, и это общение было рабочим. И это всё я получала без оплаты. И несмотря на всё это не я первая отправила открыточку или подарок Стасе, а Стася мне прислала открыточку из поездки, а следом ещё одну, и ещё одну. А я только получала.

Возможно, кто-то из читающих скажет, что Стася делала это исходя из своих корыстных целей. Да, возможно. И даже пусть на сто процентов из корыстных целей. Но она делала. И это её решение вопроса. Я не делала. Я предпочитала только получать.

Первым подарком, который я подарила Стасе, были серёжки, которые я сделала сама. Также я сделала и приготовила подарочки для тех, кто будет на встрече в поездке, которую организовывала Стася (первоначально собиралась и я в эту поездку, но потом переменила своё решение). С некоторыми участниками встречи я уже общалась, а кого-то просто заочно знала, что он или она будет. К этому моменту со Стасей у меня была уже длительная переписка. Подарочки для всех были очень сходные: девочкам — серёжки, мальчикам – подвеска-пирамидка. Помимо этого, у Стаси был день рождения. И в подарок ко дню рождения я подарила только открытку. Таким образом, несмотря на всё, что к тому моменту я получила от Стаси, я такими подарочками уравняла Стасю с теми, с кем я начала общаться, и с теми, с кем ещё не общалась и кого совсем не знала. Ко всему прочему, подарок на встречу был больше, чем подарок на день рождения Стаси. В моём видении на тот момент, я сделала сверх подвиг… Я мнила себя такой замечательной, что сама сделала подарочки. И что подарочки упаковала в разноцветные коробочки. И что подумала о других и даже тех, кого ещё не знала. Отмечу ещё, что сделанные мной серёжки, если учесть мои навыки и возможности, были детскими поделками, уровня 3-5 класса.

Опять же кто-то может задать вопрос, мол, а почему Стасе подарок должен отличаться от всех остальных. И действительно почему? Но в данном случае вопросы к каждому из нас: «Тогда почему, приобретая новый опыт, дополнительное образование, продвигаясь по карьерной лестнице, мы хотим получать зарплату больше, чем те, которые этого всего ещё не имеют? Или почему начальник получает больше, чем уборщица?». Полагаю, что для этого есть причины. Но они начинают работать тогда, когда тебя ущемляют. А вот когда ты ущемляешь кого-то, то ты сам даже не видишь этого.

После этой поездочки Стася высылала мне посылочки с подарочками и открыточки, а я долгое время всё только получала и получала. Да ещё и работу не оплачивала, которая в той или иной степени проводилась в переписке со Стасей.

А одна посылочка до меня вообще не дошла. Тоже нюансик. Стасе пришлось думать, как сделать так, чтобы всё доходило.

Когда же я собирала посылочку с подарочками для Стаси, то всё это было куплено в двух трёх магазинах. Сумма вложений никак не перекрывало того, что дарила Стася, тем более не учитывалась работа Стаси и другие вложения в отношения со мной.

Тем более, что я отправляла посылочку не только для Стаси, но и для других ребят. Все подарки были сходны между собой и сходны по вложенным в них денежкам.

Я во всех проявлениях, не только в подарках, нивелировала всё то, что делала Стася по отношению ко мне. И на протяжении четырёх лет это было не единожды показано. Ведь я заявлялась на изменение образа жизни. А денежные отношения с миром в таких ситуациях пересматривать необходимо.

И дело далеко не только в том, что я так строю отношения со Стасей. Я так строю отношения со всем миром. На примере со Стасей это видно отчётливо. И она это показывает. Ко всем остальным я отношусь сходным образом, но они молчат и тихо  обижаются или злобятся. Но свои откаты я, безусловно, получаю.

Когда в очередной раз на встрече всеми ребятами было снова указано на то, что я только потребляю, не оплачиваю работу, не вкладываюсь в отношения, меня прошибло, и я что-то начала менять и начала делать, но корни моей проблемы глубоко сидят во мне. И все последующие действия были пропитаны и пронизаны моим паразитическим отношением к миру. Вся та разумность, которую я пыталась вложить в свои последующие действия, была искривлена моей призмой видения мира. Я продолжала отказываться видеть, кто и сколько сделал по отношению ко мне, я продолжала нивелировать всё то, что по отношению ко мне было сделано. При этом считая, что мои действия разумны, но было чувство или некоторое понимание, что в чём-то я ошибаюсь… опять. Но не видела в чём. Сейчас вспоминая все ситуации и в очередной раз после указания на мои ошибки, я стала связывать, что же я делала не так.

Через несколько дней после встречи у Стаси было день рождения, и я отправила ей подарок в виде денежной суммы (суммы указывать не буду). Перед встречей был день рождение ещё у одной девочки, которую я не поздравила вовремя. Примерно через месяц были именины у другой девушки и ещё чуть позже — день рождения ещё одной девушки. И я решила всем тоже сделать денежные подарки. Мне виделось, что суммы я распределила разумно. Но увы… С первой девушкой я общалась только на встречах. Вторая девушка мне помогала советами в творчестве, было общение по некоторым вопросам, о которых Стася советовала пообщаться с этой девушкой. С третьей девушкой было общение по скайпу по совету Стаси и сопутствующая переписка. Ещё через некоторое время был день рождения у четвёртой девушки, с которой была достаточно длительная и плотная переписка и общение, которая по просьбе Стаси помогла решить мой вопрос с работой, а также не единожды узнавала информацию о вакансиях в течение почти года до моего переезда в Санкт-Петербург; а ещё была возможность временно решить вопрос с жильём при переезде и пожить у неё. На её день рождения я подарила тоже денежку и ещё небольшой подарочек.

Если не врать самой себе, то суммы мало чем отличались друг от друга, если учитывать степень сложений каждого в меня. В данном случае это важный момент. Ведь я сужу по тому,  что и сколько я получаю от мира. И сужу я только по количеству материальных вложений. Всё остальное, хоть я долго и искала, я предпочитала не видеть и не замечать. Почему мне так важно нивелировать и рабочее отношение Стаси со мной, и её работу со мной и моей семьёй, которая всё полученное активно использует? Дело только в нежелании платить? Нет, дело не только в этом. Но если я позволяю себе не платить за проделанную работу, предпочитаю доказывать себе, что я и сама бы смогла до всего этого дойти, то я таким вот образом отказываюсь (несмотря на все декларативные цели) менять свой образ жизни. С одной стороны, я заявляюсь. С другой стороны, всеми своими действиями, получается отрицаю. Двигаться в такой вот системе координат, когда левая нога идёт в правую сторону, а правая нога идёт в левую сторону, очень сложно. Ты не то что не идёшь и стоишь на месте, ты запутываешься в своих же ногах, падая, но при этом доказывая себе, что двигаешься.

И вроде бы всё просто. Отношения на равных с каждым по совести, когда есть осознавание того, что получаешь, и того, что отдаёшь. Когда же осознавание нарушается, и идёт перекос в одну из сторон, когда кто-то начинает всё отжимать под себя, то нарушаются и отношения. Но при этом через множество кривых призм мы видим себя щедрыми и отзывчивыми. Думаем, что мы много вкладываемся, преувеличивая каждый миллиграмм своих вложен и миллиметр своих действий, ожидая, что нас озолотят и одарят всем, что бы мы не попросили. Но при всём при этом принижая и низвергая действия и вложения всех окружающих, не желая платить за то, что получаем, и вкладываться в отношения.

Вот такие у меня и отношения к миру, я считаю, что то, что мне даётся – это так и должно быть. Это же мне дают, я же не просила… явно… Мне это даётся само собой, потому что я хорошая девочка, а все хорошие девочки получают «конфетки» просто так. Я никому и ничего не должна. А если я что-то даю или делаю, то я снисхожу… ведь это сверх ценно.

Мои выводы по тексту о денежных отношениях с миром.

Перечитывая текст о моих денежных отношениях с миром, я вижу себя пятилетней девочкой, которая привыкла, что ей все дарят подарки, окружают вниманием, во всём помогают, прощают истерики, прощают забывчивость, прощают ошибки и невыполнение обязанностей, ведь девочка маленькая… да ещё и единственная среди мальчишек, братьев… А мне уже 29 лет. Да и вокруг не только мама, папа, дедушки бабушки и другие родственники. Вокруг-то дикое поле. То время, когда мне было 5 лет, уже давно прошло, но моё сознание осталось в этом пятилетнем возрасте. И чтобы только увидеть это, мне понадобилось 4 года рабочего общения со Стасей. А чтобы исправить своё искривлённое видение мира и повзрослеть, нужны десятилетия и совсем иное приложение сил.

Что можно сделать уже сейчас? Не закрывать глаза и видеть, пересматривать взаимоотношения с другими людьми, родственниками, друзьями, коллегами по работе. Применять в разуме в жизни всё то, что смогла увидеть и чему смогла научиться. Отслеживать свои действия и намерения в оплате работы других людей, в выборе подарков, в подготовке подарков, в дарении подарков. Видеть вложения других людей. Прикладывать силы в построения отношений с миром и научиться вкладываться сверх.

Вспоминаю физический закон о сохранении энергии. Не так важно закон сохранения ЧЕГО, будь то энергия, масса, силы, деньги – всё это части одного и того же. Далее обобщу все эти частности одним словом энергия. Несмотря на то, что полная энергия в замкнутой системе остаётся постоянной, неизменной, необходимо учитывать во взаимоотношениях двух людей в частности, и в отношениях к миру в целом, следующее. Если один человек вложил Х энергии по отношению к другому человеку, то второй человек получил только часть этой энергии NX, где N меньше единицы. Часть не дошла или второй человек не смог всё это взять. И чтобы второму вернуть первому ту энергию, которую тот вложил, необходимо вложить энергии сверх, учитывая, что часть сам не получил по некоторым причинам и часть может быть не дополучена первым по сходным причинам. В логике, в которой мы живём, это может показаться бредом и возмутительным. Ведь все мы хотим только получать. А тут получается, что необходимо не только отдавать столько, сколько получаешь, да ещё платить сверх. Но есть большое НО! Каждый из нас не видит сколько получает без оплаты от мира, ведь всё что было «потеряно» в таком взаимодействии, было получено миром, а мир всегда даёт нам и всегда авансом…

 

Катя о депрессии без депрессии.

Сейчас на дворе осень. В осеннюю пору очень часто упоминается словосочетание «осенняя депрессия». В это время года в Санкт-Петербурге серо, морось и дожди, промозглость. Это пора, когда на улице темно гораздо дольше, чем светло. Ты уходишь на работу, когда темно, возвращаешься с работы, когда уже темно. Да и светлое время суток характеризуется пасмурностью и серостью. Поэтому в таких условиях сложнее держать радостное и бодрое состояние сознания нежели, например, летом… И поэтому осень у многих ассоциируется с упадком, угнетением… Но осень – это «время, когда урожай собран, закрома полны, всё богатство с полей и огородов собрано, из лесов тоже много чего принесено. И под сенью всех этих плодов зажиточно живёт человек. Недаром существует такое понятие как «осенило» или «озарило». Вот и получается, что осеняет тогда, когда ты готов это выпустить из себя, родить, воплотить в жизнь. Также, как и Матушка-Земля народила много плодов, осенила своими дарами множество семей, так и сознание человека осеняет то, что собрано посеяно, выросло, собралось в пучок, готово выйти и выходит. И во время осенних заревниц озаряют сознание человека яркие, искромётные думы (из текстов Анастасии)».

Как видите, ассоциации с осенью как с гнётом и упадком являются переворотами и вывертками наших сознаний.

Вот, что написано в Википедии в качестве определения состояния депрессии.

«Депре́ссия (от лат. deprimo — «давить», «подавить») — психическое расстройство, характеризующееся «депрессивной триадой»:

  1. снижением настроения и утратой способности переживать радость (ангедония);

  2. нарушениями мышления (негативные суждения, пессимистический взгляд на происходящее и так далее);

  3. двигательной заторможенностью.

При депрессии снижена самооценка, наблюдается потеря интереса к жизни и привычной деятельности. В некоторых случаях человек, страдающий ею, может начать злоупотреблять алкоголем или иными психотропными веществами».

Также поисковая система выдаёт такие определения:

«Депрессия — угнетённое, подавленное психическое состояние; Депрессия — упадок, застой в хозяйственной, общественной жизни».

Это те определения, которые даёт академическая психология. Но если посмотреть на слово «депрессия», то в нём отчётливо видны приставка «де» и корень «пресс».

Приставка «де» (лат. de — «от, из») обозначает «отделение, удаление, прекращение, отсутствие чего-л. и обратное действие: дегазация, деквалификация, демилитаризация, демобилизация, денационализация».

И получается, что депрессия – это отсечение пресса?… В общем, опять выворотки.

Под депрессией мы имеем ввиду состояние угнетения, угнетённости, нахождение под гнётом. И раньше вместо депрессии мы говорили о состоянии уныния.

В словаре сути слов В.П. Гоча об унынии говорится следующее:

«В славянских языках (древнерусском, чешском, словацком, польском и др.) праславянский корень nyti имеет общее значение томиться, мучиться, страдать, печалиться, болеть.

Белорусское ныць означает ныть, изнывать, в украинском языке нити — ныть, назойливо жаловаться.

Такой же смысл имеет слово «ныть» и в современном русском языке.

Но праславянский корень nyti родственен корням naviti и navь, которые выражают многочисленный круг понятий, относящихся к смерти. Например, в великорусских диалектах (в Орловской, Калужской губерниях) слова навь, навье, навий означали «мертвец» и «мертвый»: навий день — день поминовения мертвых, вторник на Фоминой неделе; навьи проводы — поминовение в этот день на кладбище. Древнерусское навь также имеют значение «мертвый» (греч. νεκρός), — «в нáви зрети» — смотреть в землю, к мертвецам.

Итак, славянская этимология слова уныние связана с семантикой смерти.

Это слово в самом своем корне заключает понятие смерти души. Кстати на готском naus (мн. naweis) м. «мертвец», прилаг. nawis «мертвый». По гречески уныние — περιεργία, что означает ненужный труд, излишние хлопоты, суетливость; любопытство. Еще такой пример, уныние на украинском – смуток. А ведь на Руси были глаголы «смучать», т.е. «мутить». Возможно, что Смуткой называли сплетника, того, кто вселял раздор в семью. В южных же и западных областях глагол «смутиться» означал «печалиться, грустить, горевать». В таком случае Смуткой могли называть человека с несчастной судьбой. Возможно тогда, смутьянство и печаль – две стороны одной медали :). По латышски «nāve» — смерть, а например, «nāvīgs» — смертельный. Уныние – открытие себя воздействию нижних сил».

Предаваться унынию, бездумно поощрять в себе угнетённое состояние – это идти в полное уничтожение себя, своей души.

За последние несколько месяцев было выведено на свет много моментов по поводу уровня моего сознания, моих проявлений, моих проблем.

Это здоровый процесс, процесс очищения от набродов, изменения взгляда на себя и на свои возможности, на свои проявления, на свой уровень требований, на свою суть.

Этот процесс идёт непрерывно, Анастасия непрерывно пробивает железобетон моего сознания. Пласт за пластом открывается всё больше и больше того, что я тщательно скрывала и от себя, и от других. Когда вскрывается очередной пласт становится понятнее и понятнее, откуда растут ноги выбранного мной образа жизни, выбора мной бывшего мужчины и пр.

С осознанием приходит понимание того, что очень много времени упущено, слито в унитаз. Помню, что три года назад я считала себя очень занятой, такой занятой, что позволяла себе отвечать на сообщения спустя несколько дней с момента их получения. Я позволяла себе затягивать с ответами, с выполнением заданий, забывать и не вникать в то, что слышала от Анастасии, но ведь я уже тогда заявлялась на обучение у неё. Сейчас я вижу, что я просто всё посылала, позволяя себе не делать самых простых вещей, но мнила себя при этом супервникающей и глубоко видящей. Также я вижу, что я не была занята вообще, у меня была уйма свободного времени. Хочется вернуться в то время и надавать себе по голове. Но что сделано, то сделано.

Сейчас всё это имеет жёсткие последствия. Я просто не в состоянии увидеть то, что лежит на поверхности, не в состоянии соединить те знания, что у меня есть, связать их с жизнью. Часто я не в состоянии запомнить с первого раза объяснение, но думая, что запомню, даже не записываю… Я выворачиваю прочитанные тексты, пытаясь угадать правильный ответ, вместо того, чтобы подумать. И в итоге выходит полнейшая жесть. Несмотря на это, я продолжаю выполнять задания очень поверхностно.

Также очень многого я не знаю из общеобразовательных предметов, хотя я училась на 4 и 5, чтобы не выглядеть глупой и нелепой перед классом, перед родителями. Я тогда на уровне слов, может, и говорила, что учусь для себя, но по факту для себя я не училась.

Я не вдумывалась, не анализировала, не соединяла одно с другим, урок истории с литературой, прочитанный сегодня текст с вчерашним, домашние задания с объяснениями учителя. Я брала куски и отрывки и их учила, потому что цель была заучить, чтобы получить оценку, но никак не для того, чтобы быть человеком с ясным видением и знаниями.

Всё это имеет последствия…и уже можно сказать, что я, видя огурец, не понимаю, что это еда.

Повторюсь, что очень здорово, что все эти мои проявления выведены на свет. С этим необходимо работать и исправлять ошибки.

Теперь возвращаюсь к теме уныния, теме отклика.

Мне болезненно осознавать, что очень много слито в унитаз, и что я продолжала всё сливать тогда, когда необходимо было ловить каждый звук, задавать вопросы, шуршать. Часто люди сливаются именно в состояние уныния, когда видят, что наделали, и сколько необходимо приложить сил для исправления. И сейчас как раз осенняя пора, соответственно, социум направляет на скидывание в это состояние подавленности, заторможенности и апатии.

Но если выйти из состояния жалости к себе, то очевидно, что причин для неё нет. Наоборот есть причины воспрять и исправлять ошибки, радуясь, что они проявлены.

Необходимо увидеть, что состояние уныния никогда не наступит только потому что на дворе дождь и серость. В сознаниях есть почва, на которой развиваются эти состояния. Есть проблемы, которые не разрешены, и которые очень тянут в пропасть, не дают двигаться и жить.

Учитывая то, что все мы базово идём в смерть, то почва для развития так называемой «осенней депрессии» очень благодатная. Уныние — это состояние крайней неудовлетворённости всем, оно присуще тем, кто скинул с себя ответственность за происходящее и утопает в жалости к себе, отравляясь ещё больше. Но отработанная модель поведения и безответственного, капризного образа жизни так просто не отпустит, это необходимо проламывать и выправлять, как сросшийся неправильно перелом. Со стороны организма идёт сопротивление изменениям. Кто-то теряет желание есть, отказывается от еды или ест через силу, кто-то, как я, испытывает желание есть нон-стоп, причём что-нибудь тяжёлое и плотное. Первые лишают себя пищи и энергии для решения вопроса и продолжения движения, вторые наращивают себе панцирь (если идут на поводу у своих желаний), чтобы отгородиться от болезненности и от осознавания. Очевидно, что ни тот, ни другой вариант нездоровые.

Когда мы говорим о депрессии, мы имеем ввиду угнетённое состояние, при котором что-то на человека давит. И если уж на меня что-то и давит, то точно не осознавание своих проблем, и осознавание ошибок. Что давит? Выбранный ещё с детства образ жизни.

И чего же тут унывать? Выбор сделала я, ответственность на мне, необходимо делать другой выбор и двигаться в соответствии с ним. Последствия первого выбора так легко не отпустят, потому что за вход рубль, а за выход даже не десять. И чем дольше продолжать оставаться на первом пути, тем выше будет цена .

Из приведённого мной определения из Википедии следует, что «депрессия» характеризуется пониженной самооценкой. Да, человек в этом состоянии действительно может не видеть своих способностей и ресурсов, только это означает, что и до «депрессии» он их не видел. Он мог только повторять на уровне слов, какой он молодец, и что может. А по факту веры в то, что он может у него не было, он бы продолжал шуршать. И когда что-то у него не получалось, он бы задумывался о причинах того, почему не получается, а не скидывался бы в жалобы на то, что он никуда не годится. Но, увы, первый путь выбирают очень многие.

Любопытно ещё то, что такая вот пониженная самооценка, которая наблюдается в состоянии уныния и угнетённости, является следствием её завышенности и горделивости человека. Он слишком много о себе мнил, а когда не получил желаемого, то очень обиделся и принял решение мстить миру ничего неделанием, называя себя бездарностью… Отсюда и упадок, и застой, о которых написано в другом определении.

Осенняя пора не является застоем и упадком. В эту пору идёт восстановление сил природы, идут мощные процессы регенерации, восполнения, чтобы как раз-таки застоя не было. В природе всё перетекает из одного в другое.

Если Вы ощущаете уныние и угнетённость, то Вам необходимо провести работу по поиску причин того, что давит. Давление не возникает на ровном месте. Найдя причину, необходимо работать с ней, работать над тем, почему были сделаны те или иные выборы. Если не будете врать себе, то на что-то выйдете. Осознанное вряд ли будет приятным, оно по сути уже осознано, только надо увидеть что (иначе Вы бы не ощущали депрессии). А дальше исправлять последствия решений, которыми Вы себя привели в состояние депрессии. В одиночку это сделать очень сложно. Но мужчина и женщина — это одно целое, Вы можете помочь друг другу в прохождении этих состояний, убирая камни с душ друг друга, которые тянут на дно. Если у Вас нет мужчины, Вы можете решать вопрос с близкими из Вашего окружения. Но безусловно, просто не будет. Близкие Вам люди также могут не осознавать, что с ними происходит, будут спорить и гнать на мир, иначе этого состояния не было. Если Вам необходимо решать вопрос, Вы найдёте того, кто сможет Вам помочь.

Очень советую Вам прочитать толкование сказки про сестрицу Алёнушку и братца Иванушку...»На груди у неё камень, который мешает говорить. Лютая змея сердце высосала. Кручина=подколодная змея. Когда кручинишься – одно и то же, что в омуте лежишь, что на бережке сидишь. Без разницы, где кручиниться, на берегу или под водой. Самый страшный грех – отчаяние. Надо снять камень, под которым лежит змея и сосёт сердце. Тогда змея уползёт. Необходимо заговорить.

Неважно, какие гнилые образы и мысли крутятся у Вас в сознании, что даже Вы боитесь это произнести вслух самому себе. А тем более рассказать другому. Неважно. Здесь необходимо выводить их на свет и вычищать. А для этого необходимо об этом говорить, а не замалчивать.

Угнетённость – это лишь следствие Ваших непроработанных проблем. Если не работаешь с ними, а усугубляешь саможалостью, апатией, психотропными веществами, то никогда из депрессии и не выйдешь. И осень тут совершенно ни причём.

Катя об одежде. О красивых декларациях и о кривой реальности.

В основе этого отклика лежит описание моих проявлений в работе по смене гардероба, по изменению моего внешнего вида.

Когда я познакомилась с Анастасией, я, конечно, обратила внимание на её наряды. Анастасия всегда была очень нарядной. Тогда и сейчас мне очень нравилось и нравится то, как Анастасия сочетает одежду, как у неё всё ладно и красиво. Тогда Анастасия мне сказала, что в вещах, которые я ношу, я напоминаю старушку. У меня было всё серо-чёрное, из топорного материала, сидящее на мне кое-как. Отмечу, что у меня специфическое телосложение, на мне некоторые вещи не смотрятся вообще, и, конечно, у меня фигура не из тех, на которой и мешок с картошкой будет выглядеть, как красивое вечернее платье.

Помню, что я очень не любила ходить по магазинам одежды, потому что не умела подбирать себе наряды. И видя, что большинство из того, что я меряю, на мне смотрится просто ужасно, а моя фигура превращается то в бочку, то ещё во что-то, я расстраивалась, уходила в морок и забивала вообще на наряды, надевая джинсы и какую-нибудь кофту. Чтобы мне подобрать вещи, которые в сочетании будут смотреться, необходимо приложить силы, вложить время, потрудиться. Я этого не делала, я понимала, что у меня напрочь отсутствует вкус, и считала, что мне и так сойдёт что-нибудь.

И, конечно, я очень хотела наряжаться как Анастасия, хотела сменить гардероб с бабушкиного на женственный.

Учитывая мою ситуацию с гардеробом, точнее с его отсутствием, учитывая, что мне очень нравилось то, как одевается Анастасия, я позволила себе воротить нос от вещей, которые мне предложила Анастасия. Я ещё и позволила себе выбирать из предложенного Анастасией: «Это я возьму, а это не возьму…». То есть на уровне деклараций я говорю, что хочу сменить гардероб, одеваться как Анастасия, но при этом отказываюсь от очень красивых вещей, которые она предлагает…Это просто запредельный уровень борзости. Почему я отказывалась? А мне было не переварить новый образ себя в этих нарядах, я же привыкла быть бабушкой. И вместо того, чтобы быть благодарной, носить новые вещи, меняя своё представление о себе, видение себя, я делала выбор в пользу образа бабушки.

Напомню, что на мою фигуру в магазинах сложно найти подходящую вещь, это надо конкретно так походить. А тут за меня вся работа проделана, уже всё куплено и мне дарится, а я отказываюсь…Отмечу ещё, что вещи, которые мне предлагала Анастасия покупались в разных странах мира и вряд ли их можно было найти в магазинах Санкт-Петербурга. А если и можно найти сходные образы, то стоить они будут не 5 копеек, и не 10. Анастасия же мне вещи дарила…А я не брала. Нормально так борзости, да?

Вот так и выглядит красивая декларация по поводу смены гардероба и открывающаяся в связи с ней кривая реальность…

Дальше больше…Анастасия подарила мне много вещей, и я прикупила себе вещи, советуясь с ней. Только вот я много не носила, запрятав в шкаф. Я выбирала старые привычные мне образы. Сколько Анастасия со мной возилась по поводу этого, сколько она напоминала, что у меня есть такая вещь, и другая, что их можно сочетать с третьей вещью…сколько раз мне Анастасия говорила по поводу разного вида обуви, какая с какой курточкой, пальто и т.п. сочетается…Но я всё делала по-своему…я забывала, что Анастасия мне советовала не носить сапожки с курткой, надевала их и довольная шла к ней, получала пиздюль, а через неделю делала тоже самое…и это повторялось и повторялось…Через, наверное, даже не сто повторений ситуации, Анастасия мне сказала, что, если она увидит, что я не ношу подаренные ею вещи, она заберёт все подаренные ею мне вещи. Сколько можно со мной нянчиться. Я испугалась. И как по заданию начала бездумно надевать наряды…я не учитывала погоду, не учитывала сочетания…я решила, что каждый день буду надевать новый наряд. Это из серии: «Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибёт…». По этому поводу тоже Анастасия со мной работала нон-стоп.

И вот уже спустя такое количество проделанной работы я нет-нет, да и вытащу из закромов старенькое и буду пропихивать, и получу пиздюль…Только с чего я решила, что пиздюли будут всегда?…

А ещё у меня есть фишка сочетать новые хорошие вещи так, что они начинают выглядеть отвратно. То есть, по скрытым целям я стремлюсь красивое и качественное смешать с грязью, то есть цели меняться нет.

И вот встаёт вопрос: «Это же какой колоссальный уровень сопротивления и упёртости надо иметь, чтобы продолжать носить старое, беспрестанно гадить, когда уже всё за него сделано, найдено, куплено и в рот положено. И при этом продолжать декларировать, что хочется сменит гардероб?»

И вот опять-таки декларация красивая: «Я хочу сменить гардероб!», — а реальность кривая и уродливая: «Я хочу уничтожать всё красивое, пропихивая своё говно…».

И так происходит не только в ситуации со сменой гардероба, так происходит во всём. Потому что уровень гордыни и упёртости, уверенности в правильности своих выборов и своего видения зашкаливает, и неважно, что в результате-то одна кривая реальность и гниль.

Юля про отход от клана. Чем он чреват, когда живешь жизнью клана всю жизнь.

Несмотря на то, что я уже почти 12 лет живу заграницей, куда я уехала самостоятельно, без помощи родственников, без помощи клана и где у меня не было никаких других родственников, никто из родственников меня не сопровождал, когда я уезжала, никто и потом, когда я уже переехала, не изъявил желания приехать меня там навестить, помочь с обустройством, пусть даже не финансово, а например, помочь сделать ремонт в квартире. Так вот несмотря на все это, я продолжала жить клановым образом жизни и была на него завязана по полной и на все уровнях. Каждый звонок кого-то из родственников, а их вопросы зачастую были очень язвительными и колкими, например, когда же свадьба, зарегистрировали ли мы отношения с моим мужчиной, а много ли денег он мне дает, и почему я не могу себе позволить приезжать к ним, когда захочется — все эти вопросы вводили меня в тупняк, я обижалась, накрывалась, но слова не могла сказать. Я не то, что поставить на место не могла, я не могла задать даже встречный вопрос, а что эти самые родственники сделали, например, чтобы та же свадьба состоялась и готовы ли они в нее вложиться? Не говоря вообще про то, какое гнилое мировоззрение сочилось из всех этих вопросов и подколок. Тогда я жестко была вписана в это мировоззрение и другого образа жизни даже себе не представляла.
Каждый звонок родственникам для меня становился неприятным, я переживала по поводу того, что они подумают, что скажут, что скажет мама, что скажет папа на то или иное событие в моей жизни. Но будучи клановой хорошей девочкой, не звонить я им и не общаться с ними я не могла.
И даже живя самостоятельно, самостоятельно решая свои и финансовые вопросы, и бытовые, и социальные, я не связывала то, что по сути я взрослая женщина, и бояться того, что скажут родственники, мягко сказать, неразумно. Я оставалась той маленькой девочкой Юлей, для которой родственники — это даже не непоколебимые авторитеты, а чуть ли не боги, а я никто и звать меня никак. Таким образом я нивелировала все свои собственные навыки, свой собственный опыт, образование, то, что я смогла решить вопрос с работой за границей, получить свое жилье, а большинство из моих родственников не могли не то, что работу поменять, но даже съездить к своим родственникам в соседний город в гости, я не говорю уже про то, чтобы самостоятельно выехать заграницу. Но зато в том, чтобы вещать, как надо жить они считали себя экспертами, а я, получается, их в этом сама поощряла.
Работая со Стасей, конечно, все эти темы поднимались и поднимаются, и работа касательно отношений с родственниками, с кланом является одним из основных направлений. Однако, поскольку я живу достаточно далеко от родственников и редко езжу к ним, а также кое-кто из моих родственников за 12 лет бывал в общей сложности у меня только 3 раза, то в основном все общение идет по скайпу. И в связи с тем, что нет такого частого и плотного общения и взаимодействия, получается, что всякого рода ситуации, которые бы проявили по полной и гниль и проблематику такого рода отношений обтекались.
Однако, в этом году я решила навестить свой клан: семью папы, маму, теть и дядь. Поскольку я часто бываю в России, я строила более плотные отношения с тетей, живущей в том городе, где я часто бываю.. И эта тетя была поставлена в известность одной из самых первых о моем решении поехать на родину и познакомить моих самых близких приятелей – мой круг общения и моего мужчину с моими родственниками.
Я прекрасно видела и понимала, что у моих родственников множество вопросов по поводу моих изменений, причем кардинальных изменений, связанных в первую очередь с работой со Стасей, изменением моего образа жизни и мировоззрения. Они, конечно, все это видели, как говорится, все читалось из воздуха. За последние 3-4 года, даже изредка общаясь по скайпу, все они знали, что я сама зарабатываю, постоянно повышаю свой заработок, что у меня прекрасные отношения с директором и его женой, и что директор дает мне карт-бланш на развитие и расширение моего бизнеса в рамках его фирмы, что я несколько раз в год езжу в командировки в другие страны, что многие клиенты сами приезжают в страну, где я живу. Помимо командировок очень много путешествую с приятелями, что я поменяла работу, что у меня новая машина, что у меня расширился круг общения. Все это они секли, и то как у меня стало ярко, обжито и уютно дома, и как я сама выгляжу, как я бодра и замотивирована, какие у меня возможности, как я шуршу и решаю вопросы, как я постоянно бываю на встречах с клиентами, на выставках. Не нужно быть прозорливым, чтобы понять, что я выхожу на другой уровень и что у меня все очень успешно.
Казалось бы, родственники должны только радоваться, что у меня так все успешно, учитывая все их декларации о любви, заботе, слезные сцены мамы, убеждающей в том, что я для нее самый дорогой человек, заявления тети, декларирующей заботу обо мне и проявляющей интерес к моей полной яркими событиями жизни. Однако, декларации на то и декларации, чтобы только сотрясать воздух.
И, действительно, моих родственников во всех этих изменения многое устраивало. Их очень устраивало то, что я стала общительный, я стала более откликающейся, проявляющей инициативу, более организованной. Их устраивали мои подарки, посылочки, постоянные рассказы про путешествия, рассказы про мое творчество, про новые встречи. Их устраивало то, что я прихожу к ним в гости и без всяких опозданий, неясностей касательно времени прихода. Их устраивало, и они были очень рады, что я беру все их закатки и заготовки, которые стоят на антресолях по нескольку лет, как ненужный хлам, а обратно привожу пустые банки. Что для той Юли просто было немыслимо — ни то, что взять закатки, так еще и вернуть банки, везя их через весь город в метро. Их устраивало, что я общаюсь с ними и на более глубокие жизненные темы. И очень их устраивало, что я начала ставить на место неугодных им людей и рассказывала, как я решаю вопрос с тем или иным человеком, который неприятен моим родственникам, и у них на него уже давно зуб.
Но, большое НО — мои изменения устраивают мой клан только выборочно. Все мы видим соринки в глазах других, в своих же глазах не хотим видеть бревен. И отсюда такая выборочность. И моих родственников устраивает только то, когда я ничего не вижу по поводу них самих. Даже если и вижу, то должна молчать, как рыба об лед.
А тут, понимаешь ли, они перестают быть для меня теми авторитетами, которыми были раньше. У меня появился свой круг общения, и я становилось все более независимой от них. Я чаще отвечаю на их подколки, не схлопываясь и не затыкаясь, как раньше я делала, а я отвечаю, ставя на место, говоря, что как та же тетя может мне помочь в решении моих проблем, если она свою простейшую проблему на работе с коллегами разрешить не может? А для меня это вопрос 5 минут. И я прикладываю силы не вписываться в их манипуляции, как я это делала раньше с пол-оборота и с чувством вины ехала на встречу с ними, когда это удобно только им, боясь сказать, что у меня вообще-то свои дела, свои планы. Хотя тогда, какие у меня были дела? Чипсы и диван… А теперь я заранее, за несколько месяцев, договариваюсь о встречах, так как образ жизни кардинально поменялся и диваны с чипсами уже давно вышли из него. Я уже не останавливаюсь у тети, когда приезжаю туда, где она живёт, и не имею цели нахаляву пожить и попитаться у нее, или не обращаюсь к ней за советом, так как мне ясно, как дважды два, что моя тетя, как и моя мама меня, не могут ничему толковому научить. Ведь за столько лет не научили и все их советы приводили меня еще к большим проблемам и разносному состоянию. Так как все их советы исходят из жестких шаблонов и постулатов паразитов.
И неудивительно, что большую часть моих родственников такого рода изменения совсем не устраивают. И что любопытно, не устраивает именно тех, кто пропагандирует и кто сам живет паразитическим образом жизни. После поездки на родину, я очень четко увидела и поняла, что делала для меня тетя, которую я раньше считала самой злобной и противной. А именно эта тетя помогала мне в моем продвижении по жизни, искала мне репетиторов, сама занималась со мной репетиторством, помогла с поступлениями в лицей и институт, учила трудиться, учила общаться, делиться, вкладываться. Но все это раньше я воспринимала как нелюбовь и жестокость. А паразитическую заботу другой тети и мамы в виде позволения спать до обеда, а то и до вечера, поощрение в курении, алкоголе, лени, королевистости я воспринимала, как великую любовь.
И, получается, что тех, кто так рьяно меня «любил» и «заботился» на самом деле не устраивают мои успехи, изменения, а самое главное, их не устраивает, что я выхожу из-под их власти.
А много ли таких кланов, где кого-то из родственников вообще интересует душевная мечта близкого, жизнь своим образом жизни? И где реально, недекларативно заботятся, помогают двигаться, развиваться, я уже не говорю про просто помощь, а хотя бы не мешать решать душевный вопрос? Все делается наоборот, чтобы увести от мечты и навязать свой ценностный ряд, и в случае с моим кланом – это замужество и дети. Только так и никак по-другому. Клан зажимает в сэндвич со всех сторон и не дает свободно вздохнуть, окутывая своей лживой опекой, а на самом деле боится потерять власть над своим адептом, как в сектах. Чтобы, не дай бог, их «любимые» чада стали видеть вещи, такими, какие они на самом деле есть и называть все своими именами, и не вписываться в их манипуляции. А если кто-то и делает шаги, чтобы выйти из клановых сетей, жить своим образом жизни, то тут же мамы, тети, дяди бомбят его прошлыми ошибками, обвиняют в нелюбви и отдалении, пугают, что, мол, у него/нее проблемы с психикой или привязывают на деньги, мол, не получите наследство, шантажируют своими болезнями и смертельными обидами.
И очень немаловажный момент, что мой образ жизни, моя активность, мои успехи постоянно напоминают моим родственникам о предательстве самих себя. Они завидуют моим изменениям, завидуют и успехам, и моему движению, так как все это показывает на их несостоятельность. А меняться и двигаться параллельно со мной они категорически не хотят.
В моем клане всегда царило мировоззрение, что женщина без мужика не способна ни на что. Она не способна зарабатывать, не способна даже как-то существовать, в общем без мужика жизни нет. А тут я просто категорически не живу по их образчикам, я не замужем, а в отношениях с мужчиной на равных, без паразитических целей, я, которая сама и зарабатывает, и путешествует, и решает многие вопросы. Это их очень задевает и им нужно кровь из носа, чтобы все вернулось на круги своя. Чтобы была та Юля, которая смотрит в рот и мечтает быть похожей на свою тётю, которая когда-то смогла уехать из провинциального кланового болота и «замечательно» устроиться за счет своего мужа и его семьи.
Возвращаясь к моей поездке на родину, а также всем ситуациям до и после нее, которые эта поездка всколыхнула, исходя из всего вышесказанного, а также учитывая все нюансы, эта поездка вскрыла многие гнойники в моих отношениях с кланом, выяснились очень многие нюансы. До поездки, мне устраивались манипулятивные заходы, чтобы свернуть меня и моих приятелей с нашего плана поездки и чтобы я хоть что-то сделала по-ихнему. На подарок, который я планирую подарить в следующую встречу и о котором я заранее сообщаю, мне демонстративно был сделан отказ, так как в обрядовых русских народных куклах они видят вуду. Во время же поездки мне и моим приятелям устроился концерт с заламыванием рук и битьем себя в грудь о неземной любви ко мне, заботе и боязни за меня, летели фразы, которые уже было не сдержать и обвинения в сектантстве, в моей психической болезни, в том, что я марионетка. Хотя, совсем недавно эти же родственники восхваляли меня, какая я стала решительная и молодец, что закрываю рот тем, кто оборзел и границ не видит. После поездки некоторые мои родственники не поздравили меня с днем рождения и 2 месяца не выходили вообще на связь, таким образом пытаясь вписать меня в страх за их состояние, здоровье, чтобы я, испугавшись потерять отношения с ними, стала прежней и не жила своей жизнью, а занималась спасением их. Другие писали полные яда пожелания, делая полный перенос своих обид, ненависти, неудовлетворенности и того, что их внешний вид не излучает счастья на меня. Кое-кто позвонил только на следующий день после дня рождения, причем сразу после поздравлений меня попытался вогнать в чувство вины и начал сливать говно на моего мужчину, чтобы я испугалась, что же они подумают обо мне и моем выборе, чтобы я стала управляемой. Те, кто кричал, что очень хочет встреч со мной просто меня козлили и сообщали в последний момент, что не могут встретиться в заранее оговоренные даты, так как ведь дача. Те, кто кричал, что боится меня потерять, сам не проявляется уже который месяц, ставя вопрос ребром, мол, кто кого?
Замечу, что до моей работы со Стасей и моих изменений, никто из моих родственников не изъявлял желания приехать и хотя бы посмотреть, как я живу в другой стране, я не говорю уже про помощь. Некоторых просто приходилось упрашивать приехать ко мне и организовывать всю поездку за них, включая и оплату билетов, и прочего. Всем было очень удобно, когда я сама приезжаю к ним за свой счёт. Конечно, ведь это же я должна делать все эти шаги. Вектор должен исходить от меня. Этой манипуляции мои родственники мастерски владеют. А я тупо верила в то, что общение, отношения со мной им нужны и что они действительно желают мне успеха. А когда я расставалась со своим гражданским мужем, никто не знал, в какой квартире я живу, как я устроилась, с кем у меня новые отношения. Их это не волновало, им достаточно было услышать от меня, что все в порядке и это их полностью устраивало. А может быть, я была в отношениях с наркоманом, и сама пристрастилась к этому? А может я тут проституцией занимаюсь? Все это они не допускали. Вернулась ли я с командировки в целости и сохранности? Да они даже не помнили, что я должна была куда-то поехать. Самое главное, что я изредка на связи, у меня все без изменений, все то же болото, все то же недовольство жизнью, никакого движения и главное иногда подкидывать понты, чтобы было, что рассказать знакомым. Вот что нужно было моим родственникам.
Но когда все в моей жизни стало меняться и налаживаться не на словах, а на деле, когда я стала полноценно жить, вот тут они забили тревогу. И на данный момент я четко вижу со стороны клана жесткое неприятие моих изменений, неприятие моего круга общения, неприятие моей точки зрения, неприятие моего выбора, получается и жесткое неприятие меня. И ни о какой любви, заботе, желании успеха и речи даже не идет.
Я вижу, что все, что происходит сейчас в моих отношения с кланом – это закономерность. Неудивительно, что после стольких лет мазания по стенкам, боязни сказать слово, жизни по постулатам и образчикам родственников, вписывания во все их манипуляции, проявления истеричности при малейшей сложности, что является вообще-то нормой в нашем клане, после стольких лет поддержания некоторых из моих родственников на пьедестале, поддержания их авторитета, тотального невидения их проблем и нивелирования своего опыта, навыков, глушения своей совести и желания жить паразитическим образом жизни, после стольких лет соглашения жить их образом жизни и почитать этот образ жизни, поощрять своих родственников в их же гнили, чтобы и свою не убирать, то по-другому и быть не может. Так как то, что так неистово и фанатично потреблялось, поддерживалось и лелеялось мною самой же более 30 лет – все это стало просто непробиваемым железобетоном. И для того, чтобы маленькое семечко дало ход и маленький росток пробился сквозь весь это железобетон, нужно очень много сил и огромное желание продолжать движение и изменение себя. Как говорится, вода камень точит, и я смогу хоть что-то избыть из тех жестких, душегубительных целей, которые я укрепляла, живя не своей жизнью и не имея своего стержня. Самое важное – это быть собой и жить своим образом жизни.
Учитывая то, как все мы жестко заточены под клановые и семейные программы, сколько в наших сознаниях перевертышей и то, как очень часто наши родственники притягивают уважение к старшим, прикрывая этим уважением жесткий запрет на открытие рта и высказывание своей точки зрения, замечу, что теперешние семьи ничего общего не имеют с теми изначальными, исконными семьями, которые когда задумывались Творцом. Я думаю, что по первичному образу Творца, образ семьи задумывался совсем по-другому. Когда-то, действительно, старшие обучали младших, родители обучали детей. Были поконы, а не за-коны, и младшие не открывали рта, потому что было уважение. Но и старшие были совсем другого уровня и жили тогда по образу и подобию Творца. Когда-то это еще было на Руси и в других славянских странах. Но то, что сейчас собой представляет семья, учиться у родителей, которые просто детей отравляют — это, получается, уничтожать себя вместе с ними же. И если идет требование с тех первичных времен слушать и почитать родителей, то тогда и родителям нужно соответствовать замыслу Творца. Иначе, получается, что требование о почитании родителей мы оставляем, но при этом родители могут быть наркоманами, манипуляторами, алкоголиками, врунами, ворами, убийцами… Да, значимость родителей нужно понимать, если их души пришли на эту землю, — значит это важно. Но слушать их и идти по их стопам — это, мягко сказать, неразумный выбор.
Если кто-то решит перевернуть, а переворачивать мы все мастера, и скажет, что, мол, я плачу за отход от клана тем, что теряю отношения со своими родственниками, то есть один четко ставящий на место нюанс – это они не хотят общаться, рвут отношения, не выходят на связь, прячут головы в песок. Я же не отрицаю их выбор жить тем образом жизни, каким они живут. Я не навязываю им своего видения. Я не манипулирую и не хватаюсь за сердце или не ссылаюсь на высокое давление, чтобы привлечь внимание. Я предлагаю им общаться на равных, а не на тех условиях, которые устраивают только их.
Все те большущие письма, которые написаны мною при скрупулёзной и вникающей в каждую деталь помощи Стаси за последние 3 месяца моим родственникам, где все названо своими именами, показаны нюансы и очевидности, по поводу того, что происходит в наших отношениях, что происходит в образе жизни моих родственников, все это мощнейшая работа по выправлению моей души и наработке моего стержня, и именно это и дает пробивную силу тому маленькому семечку, росток из которого пробивает и асфальт, и железобетон.
Возможно, что даже кто-то из моих родственников, через долгое время только после доведения себя до жесткой ситуации, увидит и осознает, как я в свое время увидела и осознала всю лживость деклараций о любви, заботе и искренности тех, кто не декларировал и не гладил по головке, а реально делал. Увидят и поймут, что такое реальная грязь, а что такое фантастическая.

Катя про неосознанность.

За последние несколько месяцев, а особенно интенсивно в последние дни, я вижу, насколько неосознанно я жила все свои 27 лет. Более того я специально уходила в неосознанность и упрочивала её. Начну с того, что я категорически отказывалась вникать даже в ту историю, которую нам преподавали в школе. Да, конечно, можно задавать вопросы учителю, почему он так её преподавал, что в голове у меня ничего не отложилось. Но это абсолютно неразумный вопрос. Я сама отказалась запоминать и вникать. Что я о себе мнила?.. Я думала, что мне это всё не надо. А зачем? Ведь я живу здесь и сейчас, зачем задумываться о вопросах прошлого? Сейчас я понимаю, как дико это звучит. Плюс ко всему я претендую на высочайший уровень образованности, но при этом я ничего не знаю о том, какие процессы происходили в стране, в которой я живу, про мировою историю я вообще молчу. Замечу, что я и родителей посылала, когда они мне пытались что-то объяснить и рассказать…

Конечно, можно говорить о том, что история, которая преподаётся, переписана, сфальсифицирована и так далее. Но ведь есть разные точки зрения историков, разные источники, описывающие одно и то же историческое событие. Необходимо читать и вникать в то, что написано, задумываться и сравнивать, думать и делать выводы. Необходимо изучать литературные произведения разных периодов, вникая в то, какие события в этих произведениях описаны, какие образы стоят за каждым литературным героем. Ведь то, что нельзя было прямо говорить в те времена, писатели говорили иносказательно. И необходимо отметить, что многие труды были запрещены.

Ну что же…сейчас всё доступно, только вот мы уже не в состоянии взять то, что написано. И именно потому, что мы отказались вникать. Мы почему-то решили, что то, что нам действительно нужно, нам дадут, нам объяснят, научат в школе. А если чего-то не дают на уроках, то и не надо оно, значит. А кому выгодно, чтобы мы что-либо знали? Зачем? Гораздо легче управлять тем, кто ни во что не вникает, ведь ему скажут: «Делай!», — он и сделает без лишних вопросов.

Так, например, недавно я беседовала с близким знакомым. Он немалое количество времени вкладывает в занятия своей физической формой. У него есть режим тренировок, определённые правила питания, у него есть образ того, как должно выглядеть его тело. У меня всё это тоже было, отчасти остаётся. И вот, я наблюдала за тем, как он рассматривает себя в зеркале после тренировки. Я его спросила, для чего он делает своё тело именно таким? И ответ был вполне ожидаем, что ему приятно, когда его тело нравится другим (да, конечно, это недословный его ответ, я передаю суть). Ему нравится, что он может без всякого стеснения раздеться на пляже, он знает, что никто не скажет, что он толстый, или, что ему нужно заняться собой. Я очень хорошо понимаю эту логику, о чём я ему и сказала. Потому что сама такая, мне важно, чтобы моё тело было в одобряемой обществом форме. Но я прекрасно понимаю, что это нездорово. Я сказала знакомому, что это ненормально, работать над своим телом ради общественного мнения. Я не призываю забить на свой образ, нет. Но вектор должен быть направлен на себя, то есть питаться необходимо так, чтобы организм был здоров, не забивая его фастфудом и прочей зашлакованной едой, физическая нагрузка необходима для общего тонуса организма, а не для того, чтобы в платье попа смотрелась сексуально…И если это действительно осознавать, что мы занимаемся своим здоровьем, своей жизнью, то тяги к фастфуду и тяжёлой пище не будет. Потому что будет осознавание того, что это губительно. Я приложила силы донести свою точку зрения до своего знакомого. Он сказал, что я вижу во всём заговор. С его точки зрения – соответствовать нормам общества абсолютно здоровО и правильно, потому что это эволюционный процесс…раньше одобрялись типы фигур «в теле», а до этого женщины затягивали себя в корсеты так, что нарушались процессы в функционировании жизненно важных органах, потому что осиная талия ценилась обществом и так далее. То есть важна форма, неважно, какое при этом содержание. И жесть в том, что мой знакомый действительно считает, что это нормально. Он задал мне вопрос: «А что тебе не нравится? Что плохого в том, чтобы соответствовать одобряемым обществом образам? Почему тебя это не стимулирует? Ведь какая разница, по какой причине ты работаешь над телом, если результат тебя радует?». Но вот в чём дело, без осознавания, мы работаем не на себя, а на общество. Без осознавания мы находимся в этом случае в борьбе со своим желанием съесть гамбургер, чипсы, выпить лимонад и прочее. Да, мы понимаем, что это вредно, но мы этого хотим, эти желания иногда мы не в силах не удовлетворить, животное начало в нас сильнее, потому что разумное начало мы послали в угоду общественному мнению. Любопытно то, что очень хитро общественное мнение подкручивает образы. Смотрите…есть два человека: один, вникающий и осознающий, без труда и проблем отказывается от вредной еды и занимается бегом/плаванием и пр.; и второй – находящийся в вечной борьбе с теми запретами, которые он себе поставил, чтобы иметь определённую фигуру. У обоих внешний облик сходен и соответствует «социальному эталону». Только один бодр и делает всё походя и с приятием, а второй – через силу и вечно голодный. Что стоит обществу убрать все фастфуды и прочее, на действиях показать то, что необходимо выбирать здоровую пищу? И люди это примут, ведь они жёстко завязаны на общественные правила и нормы. И очевидно, что раз есть фастфуд и такая зашоренность сознания, как у моего знакомого, значит обществу оно и нужно.

Улыбаюсь, да-да, кто-то из Вас, как мой знакомый, скажет, что я пишу про заговор. Какая разница, как это назвать… Всё настолько очевидно, что дальше некуда. Но так как мы отказались осознавать причины происходящего, когда нам их показывают, мы крутим пальцем у виска и кричим про заговоры.

Моя другая знакомая так же как и я претендует на очень высокий уровень осознавания, но при этом по первому слову мужчины решает не носить ту одежду, которая нравится ей, и начинает носить ту, которую ей предлагает мужчина. И неважно, что предложенная мужчиной одежда вредит здоровью. И вместо того, чтобы задуматься о том, для чего ей такой мужчина, женщина соглашается с его требованиями. И тогда если мужчина скажет, что ему не нравятся женщины с пальцами, она отрежет себе пальцы?…Конечно, я преувеличиваю, но некоторые женщины делают сходные вещи…Одна пластика груди чего стоит?! Если ты хоть каплю осознаёшь суть жизни, ты никогда не пойдёшь делать себе пластику для улучшения внешнего вида, будучи полностью физически здоровым. Но общественное мнение гласит и трубит, что грудь не должна быть маленькой.

И вот мы такие нашпигованные нормами общественного мнения возомнили, что мы очень даже осознающие и глубоко видящие. Только вот почему-то каждый всегда вечно недоволен, ничего его не радует, проблему ни одну решить не может…Но мнит из себя просто мудреца тибетского.

И вот, что происходит…Мы даже не в состоянии запомнить с первого раза то, что нужно сделать. Так, Анастасия очень подробно по несколько раз говорит, что и как, показывает на множестве примеров, а я зачастую даже повторить сразу не могу, что она сказала. Я забываю, я переворачиваю, я как бы слышу, но не слышу. Когда дело доходит до действий у меня случается затык, я начинаю стекать, делать хрень и совсем не то. Так, например, Анастасия мне в течение полугода проговаривала то, что необходимо будет в определённый срок проговорить одному человеку. И вот возникает ситуация, и срок подошёл, когда идеальная возможность для проговора…И что Вы думаете, я не сказала ничего из того, что необходимо было. Мол, я не соединила, что эта идеальная возможность, ведь я шла беседовать с человеком по другому поводу… Потом я дважды исправляла ситуацию, потому что во второй раз я тоже не сказала всего.

Это происходит от того, что я скинула с себя ответственность за свою жизнь давным-давно, также как я её скинула на преподавателей, которые должны мне дать то, что необходимо, а если они этого не сделали, то значит и не надо это мне.

Как можно мнить себя осознающей при таком подходе? Когда я вообще не отдаю себе отчёт в том, что я делаю и для чего…

По сути, чему нас учат? Жить на автомате, наработать условные рефлексы и радоваться тому, что ты соответствуешь общественным нормам. Другой мой знакомый вообще живёт для того, чтобы вкусно есть и погасить ипотеку. По крайней мере он это транслирует. Конечно, если ему предложат и дадут что-то ещё, он не откажется, но сам не приложит сил для достижения этого. Мы с ним были в магазине, выбирали оправу и заказывали стёкла для неё. Знакомый рассчитывал на одну сумму, а сумма получилась выше. Выйдя из магазина, он мне сказал, что его душит жаба, что он бы мог в другом месте тоже самое купить дешевле. Я его спросила, почему он тогда купил здесь, ведь я его несколько раз спрашивала, всё его устраивает или нет. Он толково мне не ответил. А я знаю, что это. Он просто уже не мог отказаться от покупки, такое бывает. Это гордыня, перемешанная с неосознанностью. Ты не осознаёшь, что тебе надо и для чего, и почему и так далее. Ты так зависим от общественного мнения, что купишь что угодно, лишь бы другие не подумали о тебе не так. А как не так? Я знакомому привела примеры того, сколько стоит одежда, которая мне нравится, и что я прикладываю силы её покупать, находить варианты, как это сделать. Он сказал, что чувствует себя нищебродом. Зачем? Порой легче обидеться на всех и вся, скинуться в зависть, но ничего не менять в своей жизни. Я сама очень многому сопротивлялась, пыталась доказать, что в мире всё так, как я понимаю…А что я понимаю? Я ничего не понимаю, я живу так, как предписало мне общество, в стыде и вине, в зависти и в обидах, в гонке за социальным пакетом…И с чего я только взрастила такое самомнение?…А знаете, чем больше ты не понимаешь, и не осознаёшь, тем больше ты кормишь свою гордыню. Кстати, Вы можете набрать кучу инструментария, начитаться умных книг, кичиться этим, превозносить себя над другими, но осознавания сути Вам это не прибавит. И поведутся на Вашу начитанность и регалии такие же, как Вы. Человек более осознающий лишь поулыбается, видя этот театр…

Катастрофа в том, что я вижу, что я многого не осознаю, я прикладываю силы исправить это, но я не могу применить то, что даётся. Анастасия очень много объясняет и показывает, а я всё равно делаю по-своему. При том, что мне удаётся понять, проделав работу над ошибками несколько раз. Образы, которые сложны для моего понимания, я вообще забываю напрочь, хотя с моими претензиями я должна их запоминать с одного произнесения. Ведь я претендую на осознанность…

Почему нет осознанности? Потому что мы решили, что то, что мы знаем и понимаем, это истина. Потому что решили, что прикладывать силы во вникание и в изучение точек зрения и образов жизней других, ниже нашего достоинства… «Сами всё предложат и сами всё дадут…» — вот нам и дали, а мы и не заметили, как вписались.

Осознанный образ жизни, когда ты изучаешь все происходящие с тобой события, задумываешься над тем, почему у одного так, а у другого иначе с одинаковыми отправными точками. Задумываешься над тем, как род деятельности влияет на образ жизни и на сознание человека, почему он видит так, а не иначе…Осознанный образ жизни – это беспрестанное изучение себя, это беспрестанное обучение, это понимание причин того, зачем ты делаешь то или иное, это работа над ошибками. Это умение решить вопрос без злобы и обиды, это ровное отношение к каждому, это умение делать выбор и принять решение. И всегда без нытья и капризности…

Юля о запуске предракового сознания.

На днях, после беседы со Стасей про одну нашу общую знакомую, я сказала Стасе: «Так ведь я в 16-20 лет я была такая же…»

И Вы спросите, что же у нас такого общего с этой знакомой? – Предраковое состояние сознания.

Тот образ жизни, которым живет наша общая знакомая мне известен не понаслышке. Я слушаю и четко вижу, что точно такие же мысли, действия, цели были и у меня.

Тогда, когда я активно запускала в себе предраковое сознание, я совсем не понимала, что со мной что-то не так, а уж тем более и даже мысли у меня не было, что я в таком состоянии, что я готовлюсь к запуску раковых процессов. И у меня не было рядом никого, кто бы мог прямо об этом мне сказать или показать, как говорит и показывает Стася моей знакомой. Мне видится, даже если бы и был, я бы скорее всего и не услышала. Как не слышит Стасю и наша общая знакомая.

Этот процесс у меня начался задолго до того, как у меня обнаружили фиброаденому в груди. Точнее не сам процесс рака, а подготовка к тому, чтобы прийти в состояние, в котором начинаются очень жесткие раковые процессы.

Когда мне было 14 лет мои родители развелись. И у меня была очень жесткая обида на папу. Эта обида — совокупность множества обид. Я обижалась на папу за то, что он не любил маму и за то, что у них были постоянные разборки и я не видела их обнимающимися и принимающими друг друга. За то, что у него были другие женщины, за то, что он решил уйти от нас и не вернулся, когда я его просила об этом. Обиды за то, что он обещал мне многое в материальном плане, например, машину, квартиру, но я не получила этого. За то, что у него появилась новая семья и родился сын. За то, что папа не мог быть жестким и не мог привести в разум маму и поощрял ее в истериках. За то, что папа отошел от меня, оставив с мамой, которая отравляла меня своей ненавистью и обидами. За то, что он развенчал мой образ папы-героя.

Моя ненависть к папе была такой мощной, что я даже не могла пойти с ним на мероприятие по его работе, куда он меня приглашал. Меня передергивало, когда мы находились рядом, и я постоянно в сознании гоняла то, что мы с мамой правильно все сделали, когда попросили папу уйти. Он ведь невыносим. Однако, когда вопрос стоял касательно получения алиментов, а потом и ежемесячных выплат мне от него, своего рода его финансовой помощи мне, то, тогда я запихивала подальше свое отвращение и шла к нему и в дождь, и в слякоть или на работу, либо домой, где он жил со своей новой семьей.

Замечу, что когда мы жили с папой, то мой образ жизни кардинально отличался от того, каким он стал после его ухода. С папой всегда была активность и постоянно какие-то события: поездки, рыбалки, дачи, шашлыки, гости, подарки. Мы постоянно ездили с ним к бабушке, у которой всегда было много гостей, родственников. В общем было постоянное движение. Что как раз-таки вовсе неблагодатная почва для ракового сознания.

А вот когда мы остались жить вдвоем с мамой, то началась наработка совсем другой почвы. В первую очередь мы почувствовали, что денег и всего того материального, что мы имели, живя с папой нам стало очень не хватать. Да, папа ежемесячно и исправно платил алименты. Но эти суммы были несравнимы с теми вложениями и вливаниями, которые мы имели, живя с ним. Ведь помимо денег, он приносил и продукты, и вещи, и у нас была машина и тому подобное. Этого всего не стало. Наша жизнь с мамой, как я теперь все это вижу, превратилась в засыпающее, застойное болото. Мне тогда это как бы нравилось. Но теперь я понимаю, что нравилось это не мне, а тому чужеродному сознанию, которому я позволила себя захватить. Я называла это личным комфортом, спокойствием и отдушиной. Мол, как здорово, что теперь нет разборок, не нужно убирать разбросанные носки, мыть посуду, утюжить рубашки и брюки, готовить что-то вкусненькое, пришивать пуговицы, вставать рано по утрам и ехать на рыбалку или в лес за грибами. Теперь я могла спать до обеда, а то и вообще целый день не вылезать из постели.

Но депрессии стали неотъемлемой частью моей жизни. Порой мне так был весь белый свет не мил, что я не выходила неделями из дома. Меня тошнило от телевизора. Воротило от чтения книг. Мне было тошно и невыносимо, и постоянно звучали в сознании вопросы: «Почему так мир несправедлив ко мне? Почему такая беспросветность и почему я не родилась в обеспеченной семье?».

После ухода отца у нас дома стали очень часто проходить мамины гулянки, и они всегда перерастали в попойки и порой даже с мордобоями. Меня это очень бесило, но я и это перетерпливала. Так как после такой гулянки, я могла устроить маме разборки и предъявить, что и я имею право на гулянки. И мама закрывала рот. Мама закрывала рот и на то, что я начала курить. Но на самом деле, мне и гулянок не хотелось. Мне не хотелось встречаться с приятелями, и я зачастую просто заставляла себя пойти то на пикник, то в гости к приятелям, то на дискотеку. Ведь как-то же надо найти мужчину. Программа «жизнь только за счет мужика» была уже плотно в меня внедрена и по полной во мне работала. А тем более кошелек в виде папы утерян, и срочно нужен новый.

И с этой программой у меня начались отношений с мужчиной, который был меня на 6 лет старше. Мне было тогда 17 лет, и мне виделось, что это мужчина на всю жизнь и что я его очень искренне люблю. Но уже с моего сегодняшнего понимания, я вижу, что это был полный расчет. Я знала, что у его отца было все в порядке с деньгами, я видела их дачу, 4-х комнатную квартиру, напичканную аппаратурой. Ну и что, что он пьет, ну и что, что у него нет высшего образования, ну и что, что он хамло, ну и что, что он подлый, ну и что, что он не хочет работать, а хочет заниматься кидками и разводами, ну и что, что он не может за себя постоять и что он трус, ну и что, что он не читает книг, ну и что, что он напивается до белой горячки и устраивает разборки с приложением рук и выносом мозга, ну и что, что он был замечен с другими женщинами, ну и что, что он мне врет… Все это я посылала подальше, ведь мне внедрили, а я взяла, что должен быть мужик, должны быть штаны, иначе жизни просто нет. И я вцепилась в него мертвой хваткой. Через некоторое время мне уже было самой тошно на него смотреть, не то, что даже общаться, но его мама ведь уже закупает водку нам на свадьбу. Все ведь уже решено. Да и мои родители, готовы были меня ему спихнуть.

Однако, желание получать, и получать все больше и больше, желание не работать, а жить за счет мужчины и иметь паразитический образ жизни были сильны, и у меня было и понимание, что этот мужчина — редкий жмот, да вдобавок он спускает все накопления своего отца.

И тут, как «по взмаху волшебной палочки» (вопрос, чей волшебной палочки, и волшебной ли палочки?) появляется на горизонте другой мужчина, и как мне видится более выгодный вариант. Он живет за границей, и он может меня туда увезти. Вот тут-то я приятельницам носы утру! Конечно, и программу «мужик» выполню. Да и на шею к нему сяду и будет он меня в золото да шелка одевать!

И я рассталась с предыдущим мужчиной после 5 лет отношений. Расставание было жестким, с угрозами. Но новая ставка сделана и мосты сожжены. И я в своем сознании уже за границей! Мы живем с ним в роскошном особняке. У меня полный шкаф красивой одежды. К нам приезжает моя мама и наши приятели. Мы им устраиваем пышные приемы. И самое главное — все мои приятельницы завидуют мне просто вусмерть. И мой бывший тоже ломает руки и слезно просит меня вернуться к нему. И теперь мне не надо у папы денег простить! Ах, какой кайф! Ради этого стоило родиться! Ради этого даже стоило пройти весь тот кошмар и страдания! И меня даже не интересует, что за семья у моего нового жениха, что он сам из себя представляет и как он вообще решает вопросы, какой у него круг общения и по какой причине он уехал жить за границу. Какая у него там работа, какой дом, меня это тоже не интересует. Жмот ли он? Да, нет же. Он же мне привез в подарок духи Channel! И завистливые взгляды приятельниц – ну просто 100% показатель его «щедрости». Ах, какое счастье!

Но это счастье только в моих навьях. А на яву-то все происходит по-другому. Мой заграничный женишок задерживает с моим переездом к нему, звонит очень редко, оправдываясь тем, что очень много работает, чтобы как раз-таки заработать на мой переезд. Проходит год, он так и кормит меня обещаниями и завтраками. И вроде как планирует приезд снова в Белоруссию. Но я чувствую, что рыбка моя уплывает. Что у него есть виды на кого-то другого. Что его интерес ко мне угасает. И мне нужно кровь из носа, когда он приедет, произвести на него сногсшибательное впечатление. И я хожу на тренажеры, я сижу на диетах, я все деньги, полученные от папы, спускаю на шмотки, я пью противозачаточные, чтобы убрать прыщики, я хожу в турбо-солярий. И во мне все растет и растет страх, а что если у нас ничего не получится, а вдруг он соскочит с крючка? Что же будет? Как я выйду на улицу? Ведь все знают, что у меня заграничный жених, что мечта моя вот-вот сбудется, а тут такой облом. Вот-то мой бывший поглумится надо мной. Да, я и потом никогда замуж не выйду! Кому я вообще буду нужна? Это мой последний шанс! Заметьте, и это все уже в 21 год! Нормально, так, да?

Меня разносит по полной. Я еще больше в себе замыкаюсь. По выходным я не хочу никуда, я лежу в постели и гоняю про то, что моя жизнь полностью изменится, как только я уеду к нему за границу. Мысль о том, что мои планы расстроятся, что мой жених передумает был подобна смерти.

Хотя на то время я уже закончила университет, получила второе высшее, у меня была работа, на которой, как я вижу теперь, я могла бы прекрасно зарабатывать. Я могла бы порешать вопрос и с папой, чтобы он меня устроил на другую работу. Я могла бы заняться собой в плане карьеры и заработка, и даже могла бы заниматься творчеством. Времени тогда было предостаточно, учитывая то, как я его проматывала. Я могла бы читать, узнавать много новых вещей. Уже тогда был интернет, и я могла бы даже найти работу заграницей. Я могла бы путешествовать, строить отношения с родственниками. Я могла бы нарабатывать свой круг общения. Я могла бы жить совсем другим образом жизни.

Но, было одно большое НО! Паразитическое сознание полностью завладело мной, а я его приняла. О чем Вы говорите, чтобы самой работать? Только мужик, при чем мужик просто обязан меня обеспечивать и точка. У меня сколько приятельниц так поустраивалось, чем я-то хуже? У меня не было своей жизни, у меня не было никаких других целей, кроме как мужик. У меня не было никаких других интересов, никаких хобби, у меня пропала тяга к чтению, я не хотела ни с кем встречаться и общаться. Мне все были неинтересны. Я ходила на работу и думала, вот-вот я скоро уйду с этой ненавистной работы и утру нос директору. У меня все было нацелено только на одну эту цель. А все остальное будет потом. И жизнь будет потом. Вот я уеду к нему и там я займусь и творчеством, и там я буду читать, буду готовить ему вкусную еду, буду всегда прекрасно выглядеть, он будет меня на руках носить и радоваться, какое ему счастье досталось. (Мне уже 23 года, а я все не живу и рассчитываю на потом…) То есть я считала себя просто находкой, даром божьим. Но если этот дар божий останется не в удел, то это будет крах. И ощущение того, что этот крах приближается меня, не покидало. Я помню, как я лежала в солярии и думала: «Боже, что я делаю? Куда меня несет? Ведь мне нельзя загорать в солярии. У меня мастопатия.» И ощущала на уровне видения, как волны ультрафиолета проникали в мою грудь. Я ощущала, что там что-то происходит. Но тут же я включала в сознании оправдания своих действий, мол, со мной ничего не произойдет, я ведь и раньше уже загорала. Нужно любой ценой не дать сорваться этой крупной рыбке. А потом выйдя из солярия я ощущала головокружение.

И вот его долгожданный звонок и удар под дых! Он не приедет еще в течение года. Уже два года все это тянется, а он даже не приезжает. Что же делать? Как дальше жить? И такая тонюсенькая мысль, такая прям как бывала у меня в детстве… А не заболеть ли мне? Вот тогда бы он точно приехал…

Я пишу этот текст и все глубже и глубже понимаю, что такое это раковое сознание. Когда мы не владеем собой, не в ладу со своей душой – божественной частичкой, то как говорится «свято место пусто не бывает» и нами завладевает кто-то, что-то другое.

Ненависть и тотальное богоборчество! Я возомнила себя не только выше других людей, но выше Творца, считая, что со мной ничего не случится, если даже все буду делать, чтобы случилось. Я возомнила себя даром божьим, не видя бревен своего ханжества, невежества, разопсевания, борзости, отхода от своей души, отрицания законов мироустройства и отрицания самого Творца. Я считала, что мир мне просто обязан дать все, что я хочу. И потому что я просто есть. А что я сделала для мира, я, конечно, не задавалась вопросом. У тех, кто захвачен раковым сознанием нет даже мысли о том, чтобы что-то дать и поделиться.

И уж если и двигаться к цели – мужик, то нужно было искренне себе в этом признаться и уже осознанно, не обманывая саму себе, двигаться к ней. Но даже здесь я не хотела и палец о палец ударить. Я не выстраивала отношений со своим женихом, я ему сама никогда не звонила и только ждала, когда он позвонит. У меня даже не было мысли написать ему, отправить подарок, посылку. Я считала, что только он мне все должен давать. Ведь он мужик, да еще живет за границей. Когда мы говорили по телефону, то рассказывать все должен был он мне, он должен был развлекать меня. А я позволяла себе слушать его, да еще по-сучьи обижаться, например, что он не так часто звонит. Я позволяла себе всех слать и не общаться с миром, так как я решила, что лучше всех. Что я уеду за границу и там ждет меня новый мир с распростертыми объятиями. А то, сколько я гадила в этот мир, я не то, что не видела, у меня даже мысли в эту сторону не возникало.

И вот он снова не приезжает… Проходит несколько недель, и я нащупала у себя в груди какую-то плотность размером с вишню. Но особо не волновалась, так как уже привыкла к мастопатии. И считала это вообще какой-то ерундой. Но все-таки решила сходить к гинекологу. Гинеколог после осмотра срочно меня отправляет к маммологу. Маммолог берет пункцию и сообщает, что мне срочно нужно на операцию. Он ничего не говорит про диагноз, мол все станет ясно после операции, но все и так понятно – это очень серьезно!

У меня весь мир переворачивается. Я начинаю все очень четко видеть и тонко ощущать. Такое ощущение, когда близорукость и ты одеваешь очки, то все становится четко и ясно. Так и у меня было, но без очков. Словно, туманная пелена с глаз спала. Сознание работает четко и быстро. Ни о каких навьях, пролеживании в постели до обеда, тупом просмотре телевизора и речи быть не может. Я начинаю думать совсем о другом. Никакого стеснения, стыда, мазания по стенкам, все, как рукой сняло. Я звоню приятелям, и приятели находят знакомого врача из онко-диспансера. Я звоню папе и решаю финансовый вопрос. Я звоню туда и туда, звоню тем, с кем давно уже не общалась, я прошу помочь в том-то и том-то. Мама в слезах, но бодра и со всеми на связи. Я решаю вопрос, как никогда в своей жизни. Через два дня я уже в больнице и меня готовят к операции. И неважно, что это последняя неделя декабря и что перед праздниками никого не кладут в больницу. Все решается, когда есть цель. И я понимаю, что я очень хочу жить.

Сделала ли я тогда выводы по поводу своего образа жизни и своего состояния сознания? Осознанно нет. Но, с мыслями типа «а не заболеть ли мне?» я прекратила. И я поняла, что с навьями шутки плохи. Я помню, что даже запрещала себе в них стекать, хотя очень хотелось. И когда у меня начинались уже другие отношения с мужчинами, я более или менее отдавала себе отчет, что они могут закончиться. Я даже договаривалась с папой о том, чтобы он устроил меня на другую работу. То есть, где-то очень глубоко я поняла, что нужно быть дееспособной, нужно самой работать, а не ставить свою жизнь полностью на мужика. Я очень рада, что я не прошла точку невозврата, и эта ситуация меня очень взбодрила.

Со временем я осуществила свою цель переехать жить за границу, а также — отношения с мужчинами, которых у меня было еще несколько. Но теперь, начав работу со Стасей, я очень многое пересмотрела в своем мировоззрении и в том, как я жила тогда, запуская в себе раковые процессы. Я учусь жить не паразитическим образом жизни, а сама себя обеспечивать, учусь слышать свою душу, я занимаюсь творчеством, и у меня появилась тяга к жизни. Я не стенаю, как все трудно, а я иду и делаю, конечно, все это зачастую не без помощи и пробивок Стаси. Я путешествую и мне все любопытнее и любопытнее познавать этот мир. Круг моего общения очень широк.

Однако, цель и программу «мужик», как и паразитическое сознание, что хотелось бы за его счет жить, я и по сей день из себя выкорчевываю.

Раковое сознание – это паразитическое мировоззрение. Это полный отказ от себя и от связи с Творцом. Это становление под знамена Саурона и трансформация в орка. И каждый из нас САМ делает выбор, в какую сторону двигаться.

Юля про многолетнее мазание по стенкам.

Я помню очень ярко из детства ситуацию, когда мне было около 7-8 лет и я каталась на велосипеде во дворах около своего дома. Одна девочка, из неблагополучной семьи, говорили, что мать ее пьющая и водится с зэками, столкнула меня с велосипеда, когда я проезжала мимо нее. Меня, конечно, это задело, и я вскипела. Я помню, что я, поднявшись с земли, вцепилась ей в волосы, ударила и очень жестко ей говорила, чтобы она не смела ко мне подходить. Эта девочка не ожидала такой реакции, так как дети со двора ее боялись. Больше я с ней не встречалась. Но теперь я понимаю, что тогда это было мое последнее, более чем за 30 лет, движение в сторону защиты себя, решить свой вопрос и проявить свою точку зрения. На самом деле я испугалась и боялась эту девочку. И боялась, что она начнет меня караулить на улице, чтобы отомстить. И после этой ситуации я уже и не помню, чтобы я когда-то могла сделать шаг в сторону решения своего вопроса, высказывания своей точки зрения, осознанного расставания с кем-либо, если видела, что мы движемся в разных направлениях, постановки на вид, если человек делает ошибку, врет, ворует, малодушничает и тому подобное. И, конечно, в первую очередь я была такой с родителями и родственниками. Я много лет мазалась по стенкам и не могла решить вопрос с тетей, которая, как я теперь вижу вовсе не хотела меня в чем-то ужимать или мне навредить, а наоборот помогала мне решать мои вопросы и с поступлением, и с репетиторством, и со здоровьем и много еще чем другим. Но тогда я все это воспринимала, как ее жесткое вмешательство в мою жизнь. Однако, слова об этом ей никогда не говорила, что меня что-то там не устраивало, а все сливала маме, которая меня в этом поощряла. Я не могла решить вопрос и с другой тетей, которая позиционировала себя такой, что она радеет за счастье ее дочери и племянниц, в том числе и меня, но по факту и своим примером жестко диктовала свои условия и свое мировоззрение, что женщина может только за счет мужчины решить свой вопрос, что только выйдя замуж и родив ребенка, мы заживем счастливо, что смысл жизни только в этом. Что творчество – это все несерьёзно. Что самореализация – это все придумки. Что образ жизни, в котором живет наш клан – это норма и по-другому быть не может. Что мужчина, с которым я в отношениях, мне не годится лишь потому, что он жмот, и не принес на встречу с ней и моей мамой цветы. Но в то же время она жестко продолжала гнуть, что мне пора замуж, рожать ребенка и что на худой конец и этот сойдет. Я это все проглатывала, хотя уже тогда понимала, что так, как живет тетя, – это не просто болото, это сплошной морок и гибельная трясина. Но продолжала мазаться по стенкам, и мажась по ним становилась ее подобием и втекала в ее мировоззрение, намертво цепляясь за каждого мужчину, с которым начинала отношения.

Я не могла решить вопрос и с мамой, не говоря уже о простых бытовых вещах, как, например, договориться с ней по поводу готовки еды. А после того, как она продолжала продавливать свое, подставляя мне жареную картошечку с сальцем, я не могла поставить ей на вид, что она вытворяет, куда она меня двигает и не вписываться в очередное ночное поедание приготовленного ею. Я не говорю уже о более глобальных вещах, как то, что мама себе позволяла поздно приходить с гулянок, каждый раз обещая в следующий раз меня предупреждать и держать в курсе о времени ее прихода. Я каждый раз, ожидая ее до утра, не спала, гоняла жива она или нет, думала, что вот она придет и я все ей выскажу, приму кардинальные меры. Но когда она приходила, я растекалась маслом по стенке и вписывалась в ее очередные пустые обещания и громогласные декларации о неземной «любви». А ведь я могла решить вопрос, в первую очередь свой душевный вопрос, уйдя, например, жить к бабушке. Но увы, теплая гнилая норка и мама, поощряющая меня в разопсевании, мягко сказать, меня устраивали. Я не могла решить вопрос и с папой, и договориться с ним по поводу работы, чтобы не ходить и клянчить у него деньги, а реально зарабатывать их. Я даже не могла ему просто проговорить, что мне было стыдно у него просить деньги и таким образом как-то порешать вопрос и со стыдом, и с денежками. Просто не молчать. Поскольку то, что делал папа, было тоже очень неразумно. И он-то видел, как я мажусь по стенкам, прося у него каждый раз деньги. И он меня в этом, получается, поощрял. Я не открывала рот и тогда, когда меня не устраивало то, как жили мои родители до развода, хотя понимала, что это просто театр, а не семья. Я молчала и тогда, когда меня жестко задевало и то, что папа обещал мне к окончанию университета и машину, и квартиру. Я в своем сознании эту обиду разгоняла до неимоверных масштабов, но слова об этом папе не говорила. Зато за его спиной, находила в лице той же мамы, поощряющих эти гоны.

Я и в отношениях с мужчинами боялась открыть рот, и только могла истерить или хамить, но никогда не решала вопрос в разуме и не проговаривала, что меня то-то и то-то не устраивает. И на работе мазание по стенкам продолжалось. Меня не устраивало то, что творили мои коллеги, то, что мой директор сталкивал нас лбами, то, что он не хотел платить больше за повышение результатов, декларируя и вписывая нас в то, что мы ведь словно семья. А ведь мне было так стыдно просить у папы денег, и у директора тоже. Если я что-то и получала в жизни, то это было за счет ужимок, манипуляций, конючения, истерик, скидываний в маленькую, капризную девочку, но никогда за счет ровного, человеческого, без мазания по стенкам, прямого и искреннего решения вопросов.

И, конечно, после стольких лет, когда я, работая со Стасей начала понимать, какая это жесть, какой зашкаливающий уровень лезущей со всех щелей гнили, какая это бессовестность и какие у меня результаты по жизни от решения вопросов таким образом, я прикладываю силы не мазаться по стенкам, менять свой образ жизни, мировоззрение, учусь слышать свою душу, а не загонять ее в мрачные подвалы, шуршу, не ленюсь и по вечерам не залипаю перед телевизором, а читаю, вникаю, изучаю, учусь грамотно говорить, строить образы, занимаюсь творчеством, поднимаю все те залежи нерешенных вопросов и проблем с родителями, с родственниками, с клиентами, с приятелями, с шефом, с коллегами, с людьми, с которыми я взаимодействую по ходу, с соседями и так далее. Но убрать эту накопленную за много лет гниль и стать не мажущейся по стенкам в одночасье очень сложно. И это желание размазаться по стенке, сровняться с землей, у меня, конечно, еще очень сильно. И когда мне звонит, например, папа, поздравляя меня с днем рождения на день позже, да еще гонит на моего мужчину, мне сложно сориентироваться и поставить ему на вид, то что он себе позволяет, и я снова становлюсь той мажущейся малолетней девочкой, хотя мне по факту уже не 10, не 15, и даже не 25 лет. Я просто становлюсь той стыдливой, не способной решить простейший вопрос, гнилой, боязливо трясущейся овечкой, что у нее отберут кусок сена, и не вижу того, что мне уже 37 лет, что я сама себя обеспечиваю, что я путешествую по миру, что у меня 2 высших образования, что я в разы более дееспособная, чем папа, что знаю еще 2 языка, что я могу решать вопросы, касающиеся и больших денег, и жестких ситуаций будучи в себе, что я даю советы своему шефу в плане ведения бизнеса и тому подобное. Все это я напрочь забываю, и впадаю в состояние той пятнадцатилетней Юли, которая просит у папы денег. Или когда моя тетя позволяет себе заявлять, мол, зачем я хожу к психологу, ведь она (тетя) может оказать мне любую психологическую помощь. Хотя сама тетя даже простейшего вопроса у себя на работе решить не может, когда просто нужно проставиться, накрыв столы для начальства и коллег. А у меня теперь решение таких вопросов и пяти минут не занимает. Получается, раз моя тетя такое себе позволяет говорить, значит она все еще видит меня пятнадцатилетней Юлей, смотрящей ей в рот, считающей ее авторитетом из авторитетов, и мечтающей стать похожей на нее. И, безусловно, после стольких лет мазания по стенкам, потолкам и полам, неспособности не то, что поставить на вид, а даже сказать свою точку зрения, моим родственникам никак не принять то, что я взрослая 37- летняя женщина, живущая за границей, полностью сама себя обеспечивающая, имеющая свой близкий круг, несравнимо с ними умеющая решать вопросы, путешествующая несколько раз в месяц по миру, что я имею свою точку зрения и открываю рот, и могу им говорить и показывать, что они, мягко сказать, делают ошибки, говорить то, что их мировоззрение, их методы решения вопросов, их видение привело их к полной нереализованности и краху на всех пластах жизни.

И что любопытно, теперь я вижу, что начни я уже тогда в 14–15 лет открывать рот, говорить свою точку зрения, решать свой вопрос, то многих теперешних проблем просто бы не было. Так как уже тогда многие бы были поставлены на место. Мама бы знала, что если она не перестанет продолжать гнуть свое с гулянками, то я решу вопрос с жильем и не вернусь жить к ней. Возможно, она бы и не стала такой скинувшейся, недееспособной, закрывшейся в своей норе обиженной на весь мир женщиной. Папа бы знал мою точку зрения, что я думаю по поводу его второй жены и, возможно, не вписался бы в то, во что он вписался. И моя тетя не позволяла бы себе говорить мне, что я инфантильная дурочка, у которой все ездят на шее. И получается так, когда мы мажемся по стенкам, не высказываем свою точку зрения, не живем своим образом жизни, мы не только свою душу губим, но таким образом своих близких поощряем во всей их гнили, ошибках, взращивании гордыни, недееспособоности, разопсевании и отказе жить по душе.