Зэк

Речь идёт о скрытой сущности, живущей в мужчине, из-за которой ему не реализовать свои явные светлые желания.

Возраст определить сложно. Он уже закоренел, заматерел и сформировался окончательно. В состоянии тупости, похожий на алчущего даунёнка. Безвкусен. Очень амбициозен. По облику и состоянию очень сходен с Шариковым из произведения М.М. Булгакова «Собачье сердце».

Он никогда не сидел на зоне, не сидел в тюрьме. Никогда не призывался к уголовной ответственности. Но глядя на него, можно сразу же сказать, что несколько предыдущих воплощений он провёл на зоне. Он холуй, когда перед ним сильный хам. Но если перед ним находится холуёк, он превращается в непомерного хама, который крушит всё на своём пути. Ощущение собственной значимости, амбициозность, невежество, необразованность, гордыня – всё это питает его монстра. Он боится зэков. Словно в прошлом, он кинул их, и боится воздаяния. На зоне таких называют крысами. Но у него хватает ума не воровать шоколадки из тумбочек, он кидает более крупно. И сам собой беспрестанно восхищается. Его тянет на зону и в то же самое время он её боится. Выглядит и общается, как блатной или приблатнённый. Ему необходимо быть своим среди тех, кто связан с криминальным миром или имеет прямое к нему отношение. Хамство и холуйство – две стороны одной медали – два основных способа его поведения. Он плоть от плоть, кровь от крови дитя зоны или тюрьмы. Откуда его календарно молодая Душа впитала в себя все эти особенности поведения? Может, принесла с собой из прошлого воплощения?

Неосознанно очень хорошо знает, что ему не дадут выйти в то социальное сообщество, в котором он так жаждет оказаться. Но его шаги очень планомерны и целенаправленны. Что он делает? Он использует маску наивного, раскаивающегося, признающего свои ошибки ребёнка, которую так любят всё взрослые. И в тот момент, когда он надевает эту маску, его принимает тот мир, в который он так хочет войти. Как только он в него вошёл, он не думает, как в нём задержаться, а тем более остаться, его задача в него войти, пусть это даже один человек а не целое сообщество, главное получить от него хоть маленькую возможность, которая позволит продвинуться дальше, он превращается в хама, портит отношения и расстаётся с человеком. Но перед тем как расстаться с этим человеком, он находит того, к кому он опять сможет войти в доверие, чтобы лестница, по которой он движется, не оборвалась. Особенно на его внешний облик раскаивающегося, слегка дебильного ребёнка покупаются женщины, много старше его, имеющие детей. Им словно не хватает ещё одного ребёнка, слегка больного, за которым можно ухаживать, а он как раз и готов сыграть роль сына-мужчины-любовника и сорвать свой куш.

Пытается пройти за счёт искренности и сделать других людей на свойстве. Свои – это те, которые в будущем подставят безнаказанно, ведь свои же. И свои нужны для того, чтобы потом канализировать в них свою злобу и месть. Свойство – особенность, которая отличает одного человека от другого или совокупность особенностей, отличающих одно сообщество от другого. Свойством обладает как человек, так и сообщество.

Также он может искренне со слезами на глазах признаться в любви, может смотреть на женщину как на самую единственную в мире. И женщины попадаются на эти уловки. Ведь им так не хватает тепла, ласки, понимания.

Так поступает зэк, когда ему нужно решить свой вопрос. Когда ему нужно получить необходимое, ему самое главное войти в доверие к тому, от которого нужна услуга. Он ищет слабые места людей и через эти слабины втекает в доверие, а дальше вершит свои дела. Для этого зэк даже может признать свою ошибку в отношении этого человека, если допустил таковую или показать себя с выгодной стороны, понимающим, умеющим раскаяться. А для другого человека всегда важного чтобы была признана его правота и вина чужого. А раскаявшемуся человеку – грех не помочь. Но это не раскаяние. Это инструмент, который зэк использует, чтобы не быть выброшенным из этого социума. Как только человек клюнул на маску раскаяния и дал то, что необходимо зэку, зэк ищет следующего. И этот следующий, как и предыдущий не будет являться жертвой. По какой-то причине ему самому выгодно, чтобы с ним так поступили. И не дай Бог, зэку придётся прогнуться перед тем, к кому он обращается. После получения желаемого, он обязательно отомстит этому человеку. Пусть в какой-либо мелочи, но отомстит. Это даже может быть смешно. Но для зэка самое главное прочувствовать своё превосходство хоть на секунду.

Чтобы не попадаться на удочку зэка, нужно не иметь в себе тех крючков жалости, боли, сострадания, которые торчат из многих, за которые зэк и цепляет. Ведь если зэк раскаялся, то уж я-то не такой грешный и я тем более смогу исправить свою жизнь. Если я ему помогу, и он мне поможет. Зэку не нужна помощь. Зэку нужно проскочить в тот мир, где ему нет места по статусу социального происхождения, но где ему есть место по факту своего самоосознавания.

Ненависть, извращение фактов, перестановка причин и следствий – это базовая основа зэка. Он никогда не будет жить. Он всегда будет выживать. Он никогда не будет осознавать, что он есть причина своих бед, он всегда будет искать другого, чтобы во всём обвинить.