Эриния.

Особенность этого архетипа заключается в самой архетипичности имени Ирина, которое в переводе с греческого языка обозначает «мир». То есть, имя Ирина означает «мирная» или «спокойная». Этимологически имя Ирина возводится к имени богини мирной жизни в древнегреческой мифологии, которую звали Эйрена. Эйрена — одна из Ор. Оры — Горы — Хоры — в переводе с древне-греческого означает «Времена». Оры — это богини времён года, ведающие порядком в природе, стражи, привратницы Олимпа, открывающие и закрывающие облачные врата. Наиболее известными являются три из них: Эвномия (ора Законности), Дике (ора Справедливости) и Эйрена (ора Мира).

Также имя Ирина возводится к образу Эриний, обитающих в древнегреческом пантеоне, которые являли собой образ гневных богинь мести. Существует несколько легенд о их происхождении, некоторые из которых сходятся на том, что Эринии произошли из крови Урана, когда его ранил сын Кронос. Таким образом, эти богини олицетворяют собой акт первого убийства и подтверждают тот факт, что любое перводейство порождает своего духа, что всё в жизни одухотворено. Эринии преследуют за тяжёлые проступки и ввергают в безумие. От Эриний зависело карать или щадить, мстить или свершать акт правосудия. И когда они не гневались и не мстили, а творили правосудие, тогда их звали Милостивыми — Евменидами. А когда они гневались и мстили, они были Эриниями. Это богини двух ипостасей — милости и гнева. Замечу, что имя Ирина на японском языке звучит как Сэкай, что одновременно заключает в себе две ипостаси: и мира (вселенной), и гнева. Приведу другие варианты звучания имени Ирина: 1. Разговорные: Арина, Ерина, Ярина; 2. Древнецерковные: Иринья, Орина; 3. Западноевропейские огласовки: Ирена, Ирэна, Ирен, Ирэн. Из этих вариантов очень любопытен вариант имени Ярина, который связан с образом яра, ярости, которая является противоположной образу гнева, несмотря на то, что очень часто эти слова используют как синонимы. Ярость — это кипение светлой силы внутри человека, недаром войны перед боем ярились, раскрывая в себе огненную силушку. Это приведение в активное состояние артериальной крови. Гнев — это бурление тёмной, разрушающей силы, когда в венах начинает бушевать отработанная, грязная кровь, тем самым отравляя организм. В звуковой омонимии английский вариант имени Irene (Айрин) соотносится со звучанием слова «iron», которое переводится как железо. А железо как убивает, так и животворит.

Любопытна первая часть «ир» в имени Ирина. В древнерусском языке были такие слова как «ирий» и «вырей», которые означают «рай». А учитывая, что слова «мир» и «рай» одного порядка, то получается, что и рай как более высокодуховный образ также подходит к переводу этого имени. Но в своей сознательной социальной жизни мне не довелось встретить ни одной Ирины, которая бы двигалась путём мира, а тем более рая и которая бы полнилась состоянием мира, а тем более рая. Я встречала только тех, кто выбрал путь низких энергий, тёмных эманаций, которые не соотносятся с теми частотами, на которых звучит мир и рай. Выбор звучания зависит от выбора пути: во тьму или в свет.

Так, в образе Эринии-Иринии-Ирины явно прослеживаются две ипостаси: созидания и разрушения.

Ирина, не могущая пойти путём мира, созидания, себя как вселенной, выбирает путь разрушения себя и разрушения всех окружающих. Будь то болезни, наркотики, алкоголь, выпускание яда, копящегося в больших количествах. Недаром Эриний изображали с волосами-змеями. В Эринии очень сильно змеиное начало, жалящее, уничтожающее. И не явно агрессивное, а подколодно-спокойное. Ведь недаром её рождение, пусть и по мифу, связано с каплями крови, появившимися во время убийства.

Пока они не вольют в ближнего столько яда, что его уже будет разрывать, они не остановятся. Если Эриния не реализуется на уровне светлых целей, она являет собой образ беспрестанной и нескончаемой войны с самой же собой и всеми. Она в мире, когда в ладу с собой. А в ладу с собой при выборе образа жизни на низких частотах и образа жизни паразитки пребывать крайне тяжело. Выбирая путь тёмных потоков стихий они усиливают свою тёмную составляющую. На этом уровне они решают один основной вопрос — вопрос обеспечения. И так как тому, кто их обеспечивает, приходится быть активным, зачастую расширяться и развиваться, они именно ему и платят отмщением за свою нереализованность. Они постоянно обрубают и обрезают ему все начинания, постоянно подсекают крылышки. Они очень сильны в этом, так как находят очень подходящих вторых половин для этого. В яде Эринии есть та составляющая, которая очень сильно растлевает мужчин и одновременно их и притягивает к ним. Они входят в симбиоз. И постепенно мужчины начинают жить жизнью паразитов, то есть Эриний, меняя и своё сознание под их сознание. А Эриния тем самым, захватывая всё больше пространства, остаётся голодной. Ведь тьма всегда алчна до света. А когда Эриния наполняет своего мужчину ядом до такой степени, что он не выдерживает концентрации яда, он уходит из жизни. При этом зачастую Эриния внешне чуть ли не ягнёнок. Порой и голоса-то не повышает, но её глубокий фальцет вытравляет из мужчины жизнь. Внутренняя истерия и хроническая неудовлетворённость приводят к тому, что мужчина и ребёнок, если у Эринии есть ребёнок, всегда являются разменной монетой на поле их битвы с самими же собой. При этом они осознанно сталкивают лбами мужа и ребёнка, чтобы те бежали друг от друга к ним. Тот, кто в состоянии раскусить эту ядовитую игру, которая как основная программа генокода реализуется через Эриний, живущих на низкочастотных волнах, те помогут и себе, в первую очередь, и им. А Эриния даже этого и не поймёт. Но мужчины рядом с Эринией слабые и отравленные. А если мужчина и был когда-то сильным, то рядом с Эринией он становится слабым. Мужчины ведутся на её обволакивающую ядовитую заботу, полностью подпадая под её власть. И разопселость, вседозволенность разрастаются в Эринии ещё больше. Мужчина в такой ситуации не более, чем инструмент для выполнения задуманного. А ей нужен тот, кто с корнем вырвет это ядовитое семя. А мужчина, получается, только развращает её, питая семя и сдабривая корень. Расстаться они не могут, но и вместе им невмоготу. Уровень продвинутости паразитизма зависит от уровня семьи, образования, окружения.

Любопытно то, что в разные периоды своей жизни в течение достаточно долгого времени я общалась с двумя женщинами, которым родители дали имя Ирина. Но ни одна, ни вторая не смогли выдержать своего имени. По их словам им не хватало в этом имени силы. А если всмотреться и вслушаться в образ, то силы в имени Ирины более, чем достаточно. Так вот эти женщины сменили свои имена, как им казалось, на более силовые. Но силы у них от этого не прибавилось. Я не видела, чтобы это принесло им радость. Их жизнь как состояла из крутых порогов, омутов, а порой болотной стагнации, так и состояла из всего этого и дальше, только степень проблем увеличивалась соразмерно увеличению жизненного опыта. Скорее, смена одного имени на другое потребовалась потому, что они не смогли совладать с тёмной составляющей своего имени и своей натуры, которая в итоге их и поглотила, но они не ощутили, оставаясь успешными в рамках социально-карьерной сферы.

Вот такое соединение разнообразнейших потоков заключает в себе имя Ирина и, следовательно, его обладательница, наделяющаяся тем генокодом, который заключён в этом имени. И в том случае, если Эриния выбирает движение в мутном потоке или же вообще противостоит движению потока, вокруг неё всё пространство начинает вздыбливаться. Так как об неё, как о запруду очень мощную по величине, начинают все биться и терять свои ориентиры, образовывая вокруг неё новые формы угнетённой жизни, превращаясь постепенно в стоячее, но токсичное болото. Эриния при этом набирает обороты, так как все те, кто вокруг неё обосновался, являются для неё источниками питания. Она на них паразитирует.

То есть, само имя Ирина заключает в себе и образ гневного уничтожения, и образ райского созидания, таким образом представляя собой движение от самых низкочастотных волн, до самых высокочастотных. И психическо-душевный склад Эринии тому подтверждение. Несмотря на то, что Эриния выбрала жизнь на низкочастотных волнах, Эриния зачастую очень продвинута. И в состоянии различать всю линейку излучений волнового (электромагнитного) спектра. НО! Несмотря на то, что они даже ощущают на уровне гамма-излучений и порой входят в резонанс с этими волнами (то есть в состоянии почувствовать движение ядра атома), они намеренно оставляют себя на уровне ощущений низкочастотного, радиоволнового излучения, то есть на уровне частоты и длины волны, соразмерной огромному монолитному зданию. И что любопытно, порой входя в резонансе с длиной волны здания, они ощущают волновое излучение ядра атома. И мне видится, что дело уже не во вхождении в резонанс. Они в состоянии ощущать одновременно на разных уровнях. Именно эта способность и позволяет им, оставаясь на низкочастотном уровне воспринимать всё шире и глубже. То есть они намеренно закрепощают себя в материю и догмы, волновое излучения которых сродни волновому излучению, исходящему от промышленного строения. По шкале волновых (электромагнитных) излучения они не просто гуляют туда-сюда, они в состоянии входить в складки волн разных частот, но душевный порок и душевная грязь, образованная этим самым пороком не дают им возможности выйти на другой уровень. Отсюда такая мощная тяга к тонкому и такая же безудержная всепоглощающая страсть к отяжеляющей грязи. И мужчины покупаются на их способность ощущать тонкое, а когда купились, тогда уже не проблема жить на длине волн наркомана или существа безгранично ненавидящего весь мир, безостановочно при этом этот мир потребляя. Ведь мужчинам Эринии позволяют то же, что и себе, но только лишь с той разницей, что мужчина должен для них добывать средства на жизнь. То есть, они тяготеют как к Раю, так и к Аду, как к Валинору, так и к Мордеру. И им не выскочить из этого наркотического опьянения или гормонального взрыва, когда они бегают по линейке волнового спектра, ощущая её всеми клетками своего тела и всеми клетками своей совершенно больной души.

Состояние гнева присуще нам всем. Но проявляется гневливое состояние по-разному. Гнев Эринии не всегда выразителен и агрессивен. Он зачастую подобен тлеющей рухляди, но тлеющей основательно. После того, как пламя возгорается, не остаётся ничего. Забыв о пути мира или рая, Эриния уже не может не перевоплотиться во тьму. Это очень сродни из эльфа в орка и почти никогда наоборот. Если только не появится кто-то, кто пробудит в ней свет алмазного царства и золотого зародыша.